Петербургский театральный журнал
16+

5 октября 2016

ВЫШЕЛ НОВЫЙ НОМЕР «ПТЖ», № 85

Этот номер продолжает. Продолжает традицию молодежных, студенческих номеров «ПТЖ».
Этот номер, как кажется сегодня, завершает. Завершает традицию молодежных, студенческих номеров «ПТЖ».
Потому что сегодня нам кажется, что завершается сама жизнь нашего журнала. По крайней мере, в прежнем формате.

«ПТЖ» 24 года. Он строился, «камень на камень», от молодежного по сути своей, по составу редакции, от нерегулярного, вольного, неподписного петербургского журнала образца 1992 — к толстому периодическому общероссийскому ежеквартальнику-2016, расширяя географию, обрастая проектами в виде сайта и блога, интернет-проектов, книг, мультимедийных пособий, лекционных затей. Кажется, нет формата, который бы мы не попробовали. За полгода до выхода номера «ПТЖ» последние лет 15 вписывался в каталоги Роспечати и Прессинформа, еще не зная финансовой погоды на следующий год…
А вот теперь — вряд ли мы возьмем на себя такие обязательства.
Известно, что этим летом Минкульт лишил нас обещанного в январе финансирования.
Известно, что тогда 800 деятелей российского театра (низкий им поклон, ради такого состава подписей стоило жить и работать стоило) вынуждены были обращаться с письмом к Д. Медведеву и В. Мединскому. Письмо есть в нашем блоге от 11 июля.

А потом туман прояснился, и стало ясно, что все это — следствие работы нынешних «экспертов» Минкульта, наших московских коллег-критиков. Их имена нам известны. То есть, когда знаешь, что перед тобой стена власти — это одно, об нее и бьешься. Это мы 24 года проходили.

Когда знаешь, что дело двух десятилетий может закончиться потому, что столичный коллега может «наэкспертировать» и насоветовать такого, что журнал лишат минимальной поддержки… руки опускаются. Нынешние эксперты Минкульта убеждают чиновников: нечего им сидеть на ежегодной субсидии, нужны конкурсность и проектность, борьба за что-то новенькое-креативненькое. Эти люди консультируют, ни черта не понимая в том, что такое периодичность, обязательства по подписке, штрафы…

В общем, молодежный номер «ПТЖ» делался в этой самой атмосфере, в траурной редакции, которая до сих пор не знает, какие формы бытования «ПТЖ» ей будет по силам сохранить. Хотим не потерять наш подвал, саму организацию, может быть, блог. А что получится?..
Молодежный номер нынче студенческая компания посвятила героям нашего времени.
В создавшейся журнальной ситуации это звучит даже иронически (уж мы теперь знаем героев… героинь). Но молодые-то — о театре, о процессе.

Студенческие номера бывали разные. Этот вышел очень традиционным, такой «ПТЖ-ПТЖ». Хорошо ли это? Раньше редакция бы кипятилась: молодая шпана должна перевернуть мир журнала! Но сейчас это, может, и правильно: это «ПТЖ», написанный и сверстанный новобранцами, но похожий на тот, который существовал всю их жизнь. Который они видели, читали.
То есть, когда они родились — он уже был, вот странность-то…
Покупайте! Читайте!

Содержание номера

К читателям и коллегам

Комментарии (7)

  1. Кирилл

    А почему вы не называете имена коллег, которые так плохо поступают?

  2. Марина Дмитревская

    Потому что не привыкли “мочить” и позорить на площади. Потому что не хотим дальнейшего разжигания гражданской войны. Потому что совершающие подлость наказаны уже самим фактом совершенного.

  3. Некто

    “Сняла решительно платок наброшенный, казаться гордою хватило сил.” К чему этот дешёвый театр, Марина? Так не играют уже оскорблённую добродетель даже в тютюшанском театре драмы. Все давно прекрасно поняли, что ПТЖ сгубили собственные глупость, высокомерие и чванство. К чему эта охота на ведьм? Прощальная склока в бесконечной череде склок, сгенерированных в подвале ПТЖ? Фи, Марина, фи.

  4. Марина Дмитревская

    Некто, мы обещали Вам баннить Ваш тролльский ip, мы знаем, кто Вы. Но поскольку не обладаем высокомением и не любим слово “Тютюши”, — отвечу. А с чего Вы взали, что ПТЖ что-то сгубило? 24 года – достаточный срок для “накопительной усталости”. И с чего вы взяли, что “склока”, как Вы выражаетесь, прощальная? Ясно написано: ПТЖ продолжит (к Вашему неудовольствию) свою жизнь. Но ищет (а главное — находит) ее новый формат. Да и работа блога в таких масштабах о кончине не свидетельствует. Вглядитесь пристальней.

  5. Борис Тух

    Марина, это конечно трагично и несправедливо, и самое жуткое, что инициатива отказа в финансировании исходит от коллег (уж не знаю, без кавычек или в кавычках писать); есть же понятие профессиональной солидарности. Можно сколько угодно полемизировать и даже в очень резкой форме, но существует некая грань, переступать которую, как выражаются в сериалах “западло”. Увы, такие люди есть и унас, правда, в очень малом, возможно даже единственном, числе. ПТЖ был и остается лучшим российским театральным журналом. И не бойтесь перейти исключительно в он-лайн. Я сам больше люблю бумагу, но таково веяние времени, что очень многие издания отказываются от бумажных версий. У нас в Таллинне хозяева одного крупного издательского дома с 1 октября отказались печатать на бумаге очень хороший еженедельник “День за днем”, и не очень хорошую, но все же достойную жить, газету “Постимеес (т.е. курьер) на русском языке. Эстонские издания тем не менее на бумаге выходят. Но раз уж есть такой тренд, переходите на он-лайн. Тем более, что я, к примеру, приобрести ПТЖ мог только в Питере, а ваш блог читаю практически каждый день. И очень многие так же поступают. Так что держите удары судьба и помните: все, что не убивает нас, делает нас сильнее. А у вас слишком классная и жизнеспособная редакция, чтобы ее могли убить.

  6. Vladimir

    При том, что бумажная версия мне нравится больше, готов терпеть все издержки, связанные с реорганизацией формата. С радостью покупал бы электронную версию журнала или оформил подписку на платные посты в блоге. Предположу, что многие будут согласны с такой точкой зрения.

  7. Марина Дмитревская

    Борису Туху. Спасибо тебе! Но.
    Боря, блог — это газета. Это формат быстрого реагирования — точечного, не процессуального. Это — для информации — что, где, когда, а не для критики как рода словесности. Это РТГ — Российская театральная газета.
    А мы создавали журнал. Это другой формат, другое дыхание и другое качество текста.
    И аудитория, читающая бумагу, — это не та аудитория, которая сидит в интернете. И мы это точно знаем, занимаясь реализацией. Цивилизационная ситуация подразумевает сейчас обе формы, причем бумажный рынок возвращается, судя по возвращению его на 6 % в США этого года.
    Уникальность ПТЖ была в том, что были охвачены почти все форматы: журнал, интернет-блог, книги, мультимедийная программа, устные обсуждения по театрам.
    Мы будем думать. Уже думаем. Уже ищем выходы…

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.

 

 

Предыдущие записи блога