Петербургский театральный журнал
Блог «ПТЖ» — это отдельное СМИ, живущее в режиме общероссийской театральной газеты. Когда-то один из создателей журнала Леонид Попов делал в «ПТЖ» раздел «Фигаро» (Фигаро здесь, Фигаро там). Лене Попову мы и посвящаем наш блог.
16+

ПЕТЕРБУРГСКАЯ ПЕРСПЕКТИВА

«СОЦСЕТЬ В 2018 ГОДУ — НУ ЭТО КАК МАМА»

Беседу с перформером Дмитрием Белышом ведет Давид Жарницкий

23 мая 2018 года на сцене Театра Поколений состоялся тест-перформанс, он же пиратский спектакль, под названием «АВАТАРКА-ЗАМАНУШКА», ознаменовавший рождение перформативного персонажа Yellow Suit. Автор и альтер эго этого персонажа — перформер Дмитрий Белыш, в недавнем прошлом — артист «Такого театра», игравший также в спектаклях театров ТОК и ЦЕХЪ. Во всех предыдущих работах Белыш концентрировался на пластическом выражении роли, однако этот перформанс оказался синтетическим произведением с авторским текстом, диджейсетом, проекцией с комиксами и с четырьмя фотографами-перформерами. Текст — основа и стержень действия — представлял собой авторефлексивный поток сознания, композиционно разделенный на «главы» и «сны». В два микрофона Белыш в желтом костюме говорил за своих квазиперсонажей, и зритель едва улавливал сюжетную структуру. В очень сложной ткани перформанса, однако, кристально прочитывались фундаментальные экзистенциальные вопросы: кто я? Каков мой путь? Как мне об этом говорить?

Мы встретились с Дмитрием в забегаловке Underground в Голицын Лофте, чтобы выяснить, что стало причиной необходимости смены языка и рождения персонажа для новых высказываний.

Давид Жарницкий Почему желтый костюм?

Дмитрий Белыш Это история немножко эзотерическая. Желтый цвет, по одной из версий, — это цвет земли.

Жарницкий В индийской философии?

Белыш В тибетском буддизме пять цветов соответствуют пяти первоэлементам: синий — небу, зеленый — воздуху, белый — воде, красный — огню и желтый — земле.

Жарницкий В разных странах просто земля разного цвета.

Д. Белыш / Yellow Suit. Фото из архива Д. Белыша

Белыш (смеется) Не, ну как стихия. В одном из, скажем так, путешествий, по-английски это звучит как «трип», я понял, что это мое — все, что связано с землей как со стихией. И желтый мне нравится, он эксцентричный. Нет ничего случайного: ни цвета, ни текста. Этот костюм — он как бы немного отсылает к тарантиновскому «Убить Билла», к персонажу Умы Турман, который, в свою очередь, взят из фильма Брюса Ли «Игра смерти». Мне представился такой классический костюм Адидас, только желтый. И я подумал, что это офигитительно круто, потому что брать костюм Брюса Ли — не вариант, он такой обтягивающий, его не наденешь на улицу, он, скорее, пижамка. Ты помнишь, что они делают? Эти герои проходят какой-то путь, и это — путь воина. Есть два пути. Либо ты уходишь в дзен, в самопознание, и это путь Будды. А есть путь воина, это как бы земное. Есть воин по Кастанеде, есть в конфуцианстве понятие «благородный муж» — но, по мне, так все это в одном направлении. У каждого человека свое место в жизни, которое надо нащупать, своя «миссия». Я для себя определил свое место словом «проводник». Такой проводочек желтого цвета.

Жарницкий Yellow Suit — это сценический персонаж?

Белыш Это саморефлексия, это аватар. Он родился 23 мая на перформансе, и я не думаю, что это на всю жизнь, я дал себе срок где-то на три года, на который я запускаю в себе этого персонажа и за который я должен пройти некий путь. Вот сейчас этот костюм у меня в рюкзаке. (Достает из рюкзака и надевает желтую спортивную куртку.)

Yellow Suit Спайдермен — Питер Паркер — тоже не носил свой костюм все время. Я думаю, что это для каких-то мероприятий, театральных тусовок. Я не разделяю себя и Yellow Suit. Это просто я с какимто качеством. Представь, что у каждого есть антенна и все ходят и что-то транслируют. Костюм — это отличный способ трансляции смысла. Это метамодерновый персонаж. Я услышал недавно такую фразу: «Ты что-то создаешь, когда лично тебе чего-то не хватает». Так вот, мне не хватает «вау» в искусстве. Красоты живого. Постоянно что-то цепляешь — отсюда, оттуда… Вот я не скрываю, что в каких-то вещах вдохновляюсь Ваней Вырыпаевым. Но прихожу в театр, и порой мне не хватает эстетики. Я смотрю Яна Фабра — и я в восторге от эстетики. Почему я не могу смотреть Ваню Вырыпаева в эстетике Яна Фабра? Вот этого мне не хватает. Иван Фабр, так это назовем. Рождаются классные штуки. Мне не хватает такого содержания в такой форме. Я хочу что-то такое попробовать поискать, поюзать. Ну вот насколько насыщенная картинка у Дэвида Линча? Это же просто ааа, ты смотришь кадр, там нет ни одного лишнего предмета, все очень важно.

Жарницкий Накидай еще ориентиры.

Yellow Suit Энди Уорхол, мм, Йозеф Бойс, Уэс Андерсон… Я не скрываю, когда я беру, меня очень бесит, когда режиссер что-то украл и выдает это за свой продукт. Часто это может быть просто коллаж.

Все равно ничего нового не происходит. Сознание — это губка, которая впитывает в себя все, что происходит вокруг. Иногда ты переживаешь, что у тебя плохая память: ты придумал интересную форму, а потом оказывается, что какой-то чувак сделал ее сто лет назад…

Форма — это всего лишь ход. Недаром на перформансе был тридцатиминутный музыкальный въезд, потому что в любой трип (а все, что происходит, — это так или иначе путешествие) нужно войти. Чем слаще ты войдешь, тем приятнее будет внутри. Форма — это ключ. Ты открываешь какие-то свои замки. Моя задача — вскрыть замки к авторефлексии. Я сейчас на стадии разработки манифеста для группы ВКонтакте. И там написано… Ну, это вроде и метамодерн, да, но если метамодерн — это прямо, потом направо и по прямой, то у меня — прямо, направо и там еще развилочка. Я назвал это все «экстатик драма-без». В принципе метамодерн собирает вокруг себя все, что было разрушено, то есть это как бы синтез всего, но с авторефлексией. Но тут для меня есть некоторые нехватки в расшифровке термина. И я решил дополнить. Я не скажу, что это новое направление, это просто стиль, стиль экстатик драма-без, стиль который как бы отсылает к танцу, который называется экстатик-дэнс. Это танцевальная практика, где через медитативный тренинг люди расслабляются и, отпуская себя, двигаются так, как им хочется, не заботясь о мнении окружающих и высвобождая в процессе танца свою энергию, доходящую до экстаза.

У перформанса был открытый финал, я не успел додумать, как закончить, но как классно, что в момент танца подключились зрители: один, второй, третий — и в итоге получился общий танец. Это круто, люди испытали какое-то ощущение, и оно дало импульс к экстазному состоянию.

Неотъемлемой частью экстатик драма-без является коллаж, синтез. Ты берешь что-то от Вани Вырыпаева, берешь что-то от Оксимирона, берешь что-то от Яна Фабра, все это миксуешь — и получается что-то, ну, иное. Я не могу сказать, что это в чистом виде может быть метамодерн.

Д. Белыш / Yellow Suit. Фото из архива Д. Белыша

Жарницкий Но это как раз эстетика постмодерна — собрать все отовсюду, поиграть с этим. Что же такое для тебя метамодерн?

Yellow Suit Метамодерн — это авторефлексия. Постмодерн убивает автора, а тут он возвращается. Постмодерн разрушает, а мы собираем. Экстатик-метамодерн такой. Вообще есть еще такая формулировка. Один мой знакомый писатель сказал, что метамодерн устарел. Что сейчас новая тема — кианумодерн. Он сказал, что он изобрел это направление и что пишет именно так. Я не понял сути его направления, но спросить не решился. Осенью меня осенило.

Матрица. Две таблетки.

Выбор. Осознанность.

Симулякры. И симуляции.

Нео — Киану Ривз.

Неореализм был, и быть, стало быть, — кианумодерну.

Взгляд на Нео в Матрице глазами Киану Ривза.

Взгляд на рефлексирующего себя самого внутри самого себя. Жарницкий Что это у тебя за значок? Yellow Suit Это Ганди. Говорят, что я внешне похож на старого Ганди. Мне как раз подарили книгу Ганди «Моя жизнь, моя вера», я считаю, что все политики должны ее читать.

Жарницкий То есть ты — воин, но воин, который против насилия?

Yellow Suit Это пацифистская история, здесь не должно быть агрессии и противостояния. В перформансе «АВАТАРКА-ЗАМАНУШКА» было два микрофона — чтобы разделить персонажей. Нет, я никого не играл, но чуть-чуть педалировал голос, чтобы сделать акценты. Но в целом — это просто прием, который разделяет две точки зрения, хотя по сути это одна точка зрения, потому что говорит один человек.

Жарницкий Поговорим про географию. Ваня Вырыпаев вдохновлялся восточной философией и переводил это в сюжеты. Ты не занимаешься сюжетами, но вроде как тоже вдохновляешься Востоком?

Yellow Suit Понимаешь, весь путь, который уже прошел Yellow Suit, — он, по сути дела, перформативный. Все рождалось в процессе, аватарка — она живая. (Перед перформансом «АВАТАРКА-ЗАМАНУШКА» Дмитрий Белыш в течение долгого времени каждый день менял аватарку на своей странице ВКонтакте. — Д. Ж.) Весь перф был разделен на три части. Если в первой что-то сюжетно фантазировалось, что-то думалось, вторая просто вытекла сама собой из первой, а третья настолько здесь и сейчас, то есть там и тогда родилась. Текст, который там есть, частично написан из статусов, помимо аватарки я каждый день менял статусы, и это часть перформанса. Тут нет п***жа [лжи] в принципе, все истории — они не выдуманы, они как-то переформатированы, чтобы было прикольней, — за счет игры слов и так далее. Но в той или иной степени они реальны: как в этой реальности, так и в иной, можно сказать, триповой реальности.

Жарницкий Yellow Suit одинок?

Yellow Suit Нет. Скоро выйдет один клипец, который будет называться «[транс][миссия]». Это такая же история, только в сфере медиа. Еще в ближайших планах другие перформансы, читки, концерты. Мы начали работать над проектом, это серия клипов, в которых будут и другие персонажи. То есть они не придуманные совсем из головы, как и мой аватар. У каждого из них есть какая-то своя тема, какое-то зерно, и я раскрываю в них эту особенность.

Жарницкий То есть ты — режиссер.

Yellow Suit Ну да. Вообще это просто соавторство. Мне больше нравится слово художник, оно обобщает. Художественное видение мира. В этом мире есть и другие персонажи, а направлять буду я.

Жарницкий Тебе не кажется, что мир подвергается тотальной персонажизации? У каждого второго какой-то виртуальный персонаж, его альтер эго, отдельные странички проектов. Не страшно ли, если все станут персонажами, перформатирующими в интернете?

Yellow Suit Нет, просто это люди, которые увидели жизнь как структуру и поняли, что это одна большая игра, в которую нужно играть по определенным правилам. Yellow Suit — это проводник, не отдельный человек. У него не будет отдельной страницы. Вот, смотри, я создаю группу нашей компании, она называется «Yellow yell love». Видишь, где «Руководство», там написано: «Дмитрий Белыш — Фототрансляция». Моя страница остается моей страницей, она просто была некоторое время обезличенной, люди даже начали удалять меня из друзей.

Д. Белыш / Yellow Suit. Фото из архива Д. Белыша

Жарницкий Как это проявляется в реальной жизни, какова обратная сторона медали?

Yellow Suit Это п***ц [очень плохо]. Я на самом деле о***л [обалдел] по полной программе. В какойто момент стало страшно, что я потерял себя. Потому что соцсеть в 2018 году — ну это как мама. Ты без мамы не можешь в детстве, без сиси, и вот это то же самое. В определенный момент жизни у меня не оказалось ни родителей под боком, ни друзей, ни дома даже, я остался один, про это даже есть в тексте «АВАТАРКИЗАМАНУШКИ». Мне стало страшно. И когда происходил этот процесс и моя страница была обезличена, я подумал: блин-блин-блин, там нету меня, там не за что зацепиться, и действительно стало страшно. Но меня поддержали, перформанс случился, я немного выдохнул и понял, что я все-таки не сошел с ума. Я боялся, что это уже моя шизофрения.

Жарницкий Ты доволен?

Yellow Suit Да. И я доволен фидбеком. Я почувствовал какую-то прямую синергию. Случился немножко такой Ом, такой дзен, я поймал, что действительно, на самом деле произошло что-то. Как настоящий перформанс, он был показан только один раз.

Я вот ненавижу, когда один раз играют перформанс, второй раз… Ну, ребята, это не то, это неправда.

Жарницкий Каковы ценностные ориентиры?

Yellow Suit Наивный, честный взгляд на мир. Живой взгляд. Я за все живое в искусстве. Жизнь рождает вселенную.

Вот кусочек из манифеста: «Это абсолютно пацифистская деятельность, направленная на модификацию генов человека при нахождении себя в социуме в эволюционном пространстве». Понимаешь? Генный уровень. Не кто кому дядя, блин, не сука ты меня обидел, не как мы плохо живем в России.

Жарницкий Ты ушел из «Такого театра», из театра ТОК…

Yellow Suit Да, и из спектакля театра ЦЕХЪ тоже.

Жарницкий Я не буду спрашивать почему, но смотри: в спектакле «Билли Миллиган» ты делал то же самое — искал себя, вел диалог с собой…

Yellow Suit Я ни в коем разе не говорю, что спектакль «Билли Миллиган» — плохой. Это хороший спектакль. Я всем советую. Просто мне как индивидууму стало немножко там жарко и тесно. Мне захотелось выйти за рамки.

Жарницкий Переход к другому типу театра?

Yellow Suit Необходимость большего. В определенный момент я понял, что надо не бояться создавать собственные тексты, заниматься рефлексией. Я почитал тексты своим близким и друзьям. Говорят, мол, интересно. И ты понимаешь, что твое слово — оно чего-то может… А оставаться в том типе театра — ну представь, это как если травоядное животное бы тебя кусало.

Я хочу создать вселенную. Marvel — это вселенная. Когда мы видим Спайдермена, мы считываем целый мир со своими правилами. И я подумал: на фига соваться в Марвел и навязывать свои правила игры, если можно создать свой Марвел и свою вселенную.

Июнь 2018 г.

В именном указателе:

• 

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.