Петербургский театральный журнал
Блог «ПТЖ» — это отдельное СМИ, живущее в режиме общероссийской театральной газеты. Когда-то один из создателей журнала Леонид Попов делал в «ПТЖ» раздел «Фигаро» (Фигаро здесь, Фигаро там). Лене Попову мы и посвящаем наш блог.
16+

ПУТЕШЕСТВИЕ ИЗ ПЕТЕРБУРГА

ЭТОТ МИР ПРИДУМАН НЕ НАМИ

Н. Носов. «Приключение Незнайки и его друзей на воздушном шаре».
Театр «ОКОЛО дома Станиславского».
Режиссер Саша Толстошева, художник Ольга Богатищева

Пространство, в котором обитают малыши-коротыши, в спектакле Саши Толстошевой и художницы Ольги Богатищевой похоже на большую игрушечную субмарину. Или на ракету. Сразу видно, что Винтик и Шпунтик провели здесь лучшие свои годы: есть тут и самовыдвигающийся из стены столик, и большой экран-иллюминатор, и симметрично откидывающиеся табуреточки, и встроенные электронные часы, и ярко-красный дисковый телефон, и даже такой необходимый в быту генератор цветных мячиков! И все это управляется кучей разных кнопочек с огонечками, сопровождается длинной гармошкой-инструкцией, страхуется пожарным шлангом, охраняется ярким вращающимся фонарем и громкой сиреной. Таблички зазывают: покрути, нажми, потяни, открой, включи, — а также (для вселенского равновесия, справедливости ради, ну и просто чтоб было что нарушать) запрещают — «не открывать» и «не курить».

А. Мишаков (Актер). Фото В. Луповского

А. Артемов (Актер), О. Бешуля (Актриса). Фото В. Луповского

Персонажи Цветочного города в приглушенном мягком свете медленно пробираются слева из маятниковых дверей, высоко задирая коленки и тихо-тихо ступая друг за другом шаг в шаг под «Надежды маленький оркестрик» Б. Окуджавы. Пилюлькин (Сергей Каплунов), предпоследний в шеренге, незамедлительно получает дверью по лбу от идущего перед ним Ворчуна (Наум Швец). И команда в серых скафандрах на мгновение замирает, как бы приостанавливая ход времени, поджидая завершения этой крошечной закономерности, этого маленького регулярного цикла «под управлением любви» — внутри единого, огромного, непрерывного. Пилюлькину, похоже, регулярно не везет, причем со всех «сторон». В дальнейшем, при любом «построении» малышей, он будет становиться исключительно спиной в зал, поскольку о пятой точке, в отличие от лба, он сумел позаботиться: ее прикрывает аккуратная свисающая дощечка. А ведь когда Жизнь (руками и ногами «Ворчунов») непрерывно щелкает тебя то по носу, то по «дощечке», хочешь не хочешь, начнешь мазать всех вокруг йодом от ушибов да заодно от глупости. Ну и касторкой поить, чтоб наверняка. Так вот и обнаруживается П — Призвание (!). Правда, что уж тут было сначала: шишки, пендели или касторка, — определить, конечно, трудно.

На сцене остается Знайка (Алексей Мишаков), который в полумраке усаживается на откидывающуюся табуреточку, зажигает над головой яркую лампу и читает письмо, полученное из соседнего городка от Самоцветика (Натальи Поздняковой). Уже два с половиной года прошло, иными словами, целая вечность с тех пор, как коротышки беззаботно путешествовали по окрестностям на воздушном шаре. Теперь все, кажется, очень изменилось. Но чтобы не об этом, сейчас Знайка встанет с табуреточки, задвинет столик вместе с письмом, выключит лампу и силой своего воображения отмотает время назад, после чего мы очутимся вместе с ним в точке, из которой заново сможем пройти весь сложный и такой удивительный маршрут путешествия малышей. Тем более что все необходимое для этого всегда под рукой (если, конечно, не переставать мечтать).

Прямо с потолка спускается крупная сетка. Знайка деловито рассказывает друзьям, что к чему, поясняет некоторые детали относительно температуры и плотности воздуха, малыши послушно запрыгивают в сетку, которая в два счета превращается в корзину (всегда приятно довериться умному человеку!), на табло идет черно-белый обратный отсчет — и! Вот они уже плывут высоко-высоко в облаке из фиолетовых мыльных пузырей. Но буквально тут же — трррам — хлопок, дым, темнота — крушение летающего судна (потому что все своим чередом, хорошего понемножку и вообще «Этот мир придуман не нами», дорогие друзья). Однако их краткого вдохновенного полета хватает, чтобы очутиться в том самом соседнем городке.

Сцена из спектакля. Фото В. Луповского

Тут гораздо светлее и как будто бы опрятнее. Толкая друг дружку створками дверей, на сцену выпрыгивают две хорошенькие девочки в синем и красном беретиках (Мария Погребничко и Екатерина Кудринская). Они, не переставая, спорят друг с другом обо всем на свете. И им очень интересно, что это за мальчик с голубыми полосками на комбинезоне лежит в палате у главврача Медуницы (Ольга Бешуля). Они наблюдают за его неподвижным лицом на экране, но тут он внезапно и сам появляется в дверях, как бы удваивая на мгновение реальность. Пока девочки уходят за ценными указаниями по обращению с новоприбывшим «больным», Незнайка (Алексей Артемов) игнорирует все правила поведения и хорошего тона в чужом городке: отколупывает гаечным ключом железки, дергает проводочки и жмет на все кнопочки, какие только попадаются ему на глаза. Четко структурированное, продуманное до гвоздика, очень правильное и сверхрациональное пространство города девочек в момент становится бесшабашным, разгильдяйским, мальчишеским пространством абсолютной игры. Как случается и в песочнице, и на кухне, и куда ни допусти мальчишку любого возраста. Незнайка как бы разбирает этот сконструированный мир, освобождает его от рамок, от правил, от догм. Он впускает воздух в эти щели, наполняет кислородом систему, которая затвердевает в своей правильности и однозначности. Пространство оживает, оно бурлит в его руках, искрит и переливается всеми своими лампочками, фонтанирует цветными мячиками и от неожиданности такого обращения с собой «зовет» на помощь сиреной девочек, которые, забегая время от времени, конечно, смотрят на Незнайку с укоризной, но на самом деле сердятся не очень. В глубине души они даже скучали по такому турумбуруму, всегда ведь скучаешь (в глубине). Дальше, конечно, круче. Взяв в заложники своих завиральных фантазий большую тряпичную куклу, Незнайка переиначивает всю историю полета и назначает себя в ней главным. Кукла вместе с сеткой взмывает под потолок, Незнайка болтает всякую несуразицу — эффект полный, девочки в восторге.

А. Артемов (Актер). Фото В. Луповского

А. Артемов (Актер), Е. Кудринская (Актриса). Фото В. Луповского

Артисты театра «ОКОЛО» работают на эмоциональной снятости — очень собранно, аккуратно и внутренне-подробно. Они верны себе и предельно внимательны к партнеру, они не делают лишних жестов, не «красят» слов, не играют в «образы», разумеется, не имитируют «малышовость» персонажей. Многим из них хорошо за сорок, но их собственный возраст становится здесь самоигральным, за счет чего по ходу спектакля возникает дополнительный смысловой объем. Как всегда, при минимуме внешних средств артистам «ОКОЛО» удается создать ярких живых героев, трогательных, красивых, которые становятся близкими и с которыми грустно прощаться.

Саша Толстошева рассказывает эту историю на языке очень понятном детям: образном, веселом, мечтательном, полном смеха и свободы. И дети с первых секунд включаются в действие, живо реагируют, вступают в импровизированные диалоги с героями и много-много смеются. Но, безусловно, эта история не про забавных сказочных малышей. Более того, в программке они даже не названы по именам, а значатся как актеры и актрисы. И в данном случае это обобщение не сужает и не обезличивает героев, а, напротив, превращает их смешных персонажей в живых людей. И эта история про людей. Про нее и про него. Про встречи. Про расставания. Про совпадения: на уровне любимого цвета полосочек на комбинезоне и халатике или на уровне того, как «приходится, понимаете, напрягать голову» и когда выдумываешь воздушный шар, и когда сочиняешь стихи. И разве так уж важно, какого рода эти совпадения, если они просто случаются и это уже — счастье. К финалу, где, как и у Носова, обязательно будет общий праздник — танцы, где будут нарядные обворожительные девочки в сверкающих платьях, будут мальчики, готовые достать для них мороженое в прямом смысле «хоть из-под земли», а вращающийся тревожный фонарь на сей раз зажжет свои цветные огоньки для прощального медленного вальса, остро чувствуешь: здесь каждую минуту была и есть необходимость Другого рядом, необходимость плеча, простого разговора, глаз, в которые заглядывать, улыбок, которые друг другу дарить. Необходимость любви.

И, может быть, Медуница не хочет выпускать из больницы здоровых мальчишек совсем не в силу своего вредного характера, ведь лечит она их медом, а не касторкой. Дышать заставляет в воздушные шарики, а на строгое врачебное «покажите язык» — они абсолютно безнаказанно отвечают длинными цветастыми языками-пищалками. Иной раз, при некоторых неназываемых обстоятельствах, больница может стать добрым убежищем. Но разве удержишь в ней юных героев. «Утро зовет снова в поход…» И теперь уже хорошо бы лететь куда дальше соседних сказочных городов. А лучше сразу — на Луну… Но туда не дойдет письмо от Самоцветика.

Март 2018 г.

В именном указателе:

• 
• 

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.