Петербургский театральный журнал
Внимание! В номерах журнала и в блоге публикуются совершенно разные тексты!
16+

К ЧИТАТЕЛЯМ И КОЛЛЕГАМ

ПРО СЕБЯ

В одном из первых номеров журнала, в 1993 году, колонка «К читателям и коллегам» называлась «От себя».

Через 20 с гаком лет хочется назвать эту, из № 84, — «Про себя». Не потому, что изменились времена и все меньше говорится вслух, а потому, что такая с нашим журналом ситуация, что хочется объяснить про себя.

Нас, как и всех, ожидал малобюджетный год. Не вполне понимая в целом, почему восстановление Пальмиры в условиях экономического «регрессанса» для России важнее, чем восстановление собственных исторических памятников и поддержание отечественной культуры (в очередной раз цитировать академика Лихачева? «Существование отдельных государств и целых народов вне культуры — совершенно бессмысленно»), мы, привыкнув не ждать милостей от культурных властей в отношении журнала независимого, думали все-таки прожить еще один, 24-й год.

Но сперва Комитет по печати не захотел выдать журналу в полном объеме целевые суммы, направленные на поддержку именно «ПТЖ» членами Комиссии по культуре нашего ЗАКСа М. Шишкиной, М. Резником и А. Мельниковой (без наших депутатов мы бы давно уже загнулись, а ведь подходят новые выборы… кого принесут нам они? Поддерживайте написанные мной фамилии!). История не нова, однажды депутатские деньги уже не проходили препоны Комитета по печати, но то было при другом руководстве… Оказалось — возможно при ком угодно…

Затем Федеральное агентство по печати сообщило, что вопрос с нашим грантом теперь будет решаться по-новому: «по остаточному принципу» и только осенью… В этой ситуации больше всего веселит отчетность: видимо, чиновникам неважно, что годовая отчетность должна появиться при закрытых кварталах… Копейки же!

А дальше — совсем странно. В начале марта мы получили письмо Минкульта о выделении «ПТЖ» средств, аналогичных прошлому году. Оформили документы, согласовали их, послали… Но с середины марта настала полная тишина. И до сих пор документам не дан ход, телефоны молчат, ответа никто не дает. Нет ответа и на мое письмо середины апреля зам. министра г-ну Журавскому (в нарушение всех федеральных законов, между прочим). В двадцатых числах мая, знаю, один из наших учредителей, РГИСИ, Санкт-Петербургское отделение СТД и несколько народных артистов (от Басилашвили до Боярского, от Фрейндлих до Крючковой) обратились с письмом тревоги о судьбе журнала к министру культуры г-ну Мединскому. На момент сдачи номера в середине июня ответа нет.

Какова внутренняя драматургия происходящего? Не знаю. Никаких претензий к «ПТЖ» по результатам прошлогоднего мониторинга у Минкульта не было: мы остаемся журналом наиболее широкого ареала распространения и наиболее широкого охвата российской театральной действительности. Остается лишь предполагать, не интрига ли (а ситуация сведения счетов среди коллег по цеху перешла все мыслимые пределы)? Или так влияет факт наличия Ассоциации театральных критиков, куда входят 140 человек, в том числе все члены нашей редакции? АТК воспринимается начальниками как какой-то боевой орган, хотя за полгода деятельности она выступила дважды с открытыми письмами: возразив статье В. Максимовой в «Вопросах театра» (там содержалась настоящая клевета на коллег) и протестуя против увольнения из РГГУ В. Гаевского. Ну, еще раздает поощрительные дипломы на фестивалях. Чем плохо? Я считаю — действия благородные. И вообще — это ли аргумент для Министерства? Сидим — как в землянке, строим предположения…

Я не знаю, что будет дальше. Реально — не знаю.

Перечитываю «От себя» из № 2. «Последние месяцы, после выхода двух номеров, — десятки, может быть, даже сотни никак не сходящихся мнений о нашем журнале и о профессии. Нет, я не о публичных доносах (мол, тоталитарный журнал, позавчерашние критерии, „обкомовщина“, „кагэбэшность“). Я — о текстах, каждый из которых (каждый!) вызывает диаметрально противоположные суждения…». То есть, казалось бы, не привыкать. Но «как молоды мы были» и как не знали еще ничего про «накопительную усталость»… И время было другое. Хотя — другое ли (собственный текст свидетельствует о противоположном)?

Естественно, мы не сидим сложа руки в ожидании бюджетной помощи. Полгода мы прожили в изнурительной борьбе за существование: продавая книги и журналы, проводя серии публичных лекций, чуть­чуть зарабатывая на баннерной рекламе, отказываясь даже от зарплаты в 1 МРОТ. Этого хватило на налоги, аренду подвала, типографию и несколько зарплат особо нуждающимся — тем, у кого нет другой работы. Профессиональный журнал не может без дотации так же, как и театр. А ведь есть еще сайт, его проекты, копящиеся долги перед авторами и фотографами, а главное — невозможность жить в долг дальше — без каких-то отчетливых перспектив эти долги отдать.

Перспектив пока не видно.

Аннотировать журнал не буду. Пусть говорит сам за себя. Тут мы продолжаем отдавать долг профессии, ее достоинству и театру: его актерам, его спектаклям, его живой жизни.

Июнь 2016 г.

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.