Петербургский театральный журнал
16+
ПЕРВАЯ ПОЛОСА

ПУТЕШЕСТВИЕ ИЗ ПЕТЕРБУРГА

ПРО ДУШУ И ПРО ТЕАТР

Пятый всероссийский фестиваль особых театров «Протеатр»

Раз в три года Всероссийский фестиваль особых театров «Протеатр» показывает лучшие спектакли людей с ограниченными возможностями, проводит творческие лаборатории и организует мастер-классы для режиссеров, работающих с такими актерами.

Термин «особый театр» родился в результате попыток найти замену слову «инвалидность», во время первого фестиваля «Протеатр», прошедшего в 2000-2001 годах. И лучше, кажется, не скажешь.

По сути фестиваль «Протеатр» — скорее, большая театральная лаборатория, где архаика встречается с современностью и порождает новые образы и смыслы, новую реальность. Магистральные направления и маргинальные явления в российском театре развиваются еще порознь, но — в одном направлении. В том, что они рано или поздно пересекутся, сомневаться не приходится. Спектакли «особых театров» уже идут на площадках обычных столичных, «особые» артисты выходят на сцену наряду с профессиональными — появление актеров «Театра Простодушных» в финале нашумевших в прошлом сезоне «Идиотов» Кирилла Серебренникова тому пример.

Основатель и основной организатор «Протеатра» — региональная общественная организация социально-творческой реабилитации детей и молодежи с отклонениями в развитии и их семей «Круг». Ее художественный руководитель, клинический психолог, педагог дополнительного образования высшей квалификационной категории Наталья Попова, — бессменный председатель оргкомитета фестиваля, председатель жюри — народная артистка России Ольга Остроумова.

На участие в Пятом «Протеатре» пришло 90 заявок из России, Польши, Испании, Франции, Греции, Чехии, Швеции и Узбекистана. На фестивальную неделю жюри пригласило дюжину спектаклей-лауреатов, четыре работы для лабораторных показов и испанский театр Danzamobile — единственный из зарубежных коллективов, который смог приехать в Москву на заключительное выступление.

Открыл фестиваль новгородский народный театр «Жест», показавший на сцене Театра на Таганке спектакль «Белое на черном» по книгам Р. Гальего. Именно первый роман этого писателя, заглавие которого стало названием спектакля, взбудоражил, что называется, в свое время российскую общественность (как-никак, а «Русский Букер» за 2003-й), и если не заставил в корне изменить взгляд на положение инвалидов в социуме, то на какое-то время привлек внимание к этой проблеме. Впрочем, несмотря на то, что новгородские актеры сами, как и герой (и автор), прикованы к инвалидным коляскам, рассказывают они историю не болезни, а становления личности.

Показать инвалида на сцене, рассказать о проблемах его адаптации в обществе и доказать, что он ничем не хуже остальных людей, — не самоцель особых театров. Вообще не цель. Главная задача — показать именно творческую личность, способную открывать новые грани в искусстве. «Искусство людей с особенностями развития не инвалидно, а самобытно», — замечает по этому поводу руководитель студии «Круг II» режиссер Андрей Афонин.

К слову, «особые театры» даже классификации по видам заболеваний или категорий инвалидности его актеров не поддаются — здесь впору подходить с общепринятым делением на жанры: кукольный, драматический, музыкальный, хореографический, хотя чаще всего перед нами смешанные жанры.

«Присутствие». Театр «Лик». Фото из архива фестиваля

«Присутствие». Театр «Лик».
Фото из архива фестиваля

Яркий тому пример — «Присутствие» ташкентского Театра Движения «Лик». Искусно разыгранный не роман, но спектакль воспитания, в котором органично сочетаются клоунада и кукольный театр, пантомима и психологические этюды, классическая хореография и contemporary dance. А среди его участников — как профессиональные актеры, так и студийцы с физическими и ментальными особенностями. Как раз о последних, об их взрослении и вхождении в мир и рассказывает эта постановка.

Трогательная и вместе с тем поучительная история встречи/невстречи мальчика с особым интеллектуальным развитием и девочки с врожденной травмой ног — о том, как важно верить в свои силы и не бояться принять помощь ближнего. В оригинально решенных и виртуозно исполненных пластических сценах исчезает грань между возможностями и недостатками актеров. Как труппе удается достичь такого единства, рассказала во время своего мастер-класса режиссер и основатель театра Лилия Севастьянова.

Кстати, «Лик» — один из хэдлайнеров «Протеатра»: для желающих попасть на спектакль трижды лауреата этого фестиваля организаторам пришлось докладывать из подушек два лишних ряда, но и этого для зала ДК ЗИЛ, где прошли основные мероприятия, оказалось недостаточно.

«Отдаленная близость». Студия «Круг II». Фото из архива фестиваля

«Отдаленная близость». Студия «Круг II».
Фото из архива фестиваля

Среди знаковых коллективов «Круг II» и «Театр Простодушных». В активе первого — профессиональная постановка «Отдаленная близость» на сцене Центра драматургии и режиссуры Алексея Казанцева и Михаила Рощина. Этот интегрированный театральный проект — результат совместной работы режиссеров Андрея Афонина и Герда Харт манна, где тексты людей с особенностями интеллектуального развития разыгрывают люди с ограниченными, преимущественно физическими, возможностями. Калейдоскоп, в котором девять ничем не связанных между собой историй — от сказки про итальянского таракана до сцен из деревенской жизни — складываются в альтернативную картину видения мира, а ключом к ее пониманию может стать фраза одного из персонажей: я — отражение страхов и переживаний нормальных людей.

Никита Кукушкин, актер «Гоголь-центра», на пресс-конференции перед открытием фестиваля по поводу особых актеров и работы с ними заметил: «Мы — это тело, они — душа». Именно на сцене «Гоголь-центра» идут «Идиоты» Серебренникова, в финале которых танец маленьких лебедей исполняет труппа «Театра Простодушных».

У «Простодушных», уже почти официально признанных социокультурным феноменом, есть и роли побольше, и спектакли собственного сочинения. При этом театр, созданный в 1999 году актером и режиссером Игорем Неупокоевым, активно гастролирующий в России и за рубежом, за последние годы обзавелся не просто верными, но и взыскательными поклонниками — так, премьера «Болдинских драм», состоявшаяся в рамках Пятого «Протеатра», по мнению некоторых из них, «пока не дотягивает» до уровня «Капитана Копейкина» (спектакль играется сегодня на площадке Театра. doc). Постановки этого театра, как, пожалуй, никакие другие из группы «особенных», переворачивают сознание зрителей и разрушают всевозможные стереотипы и предрассудки в восприятии людей с синдромом Дауна.

«Слеш/Slash». ИТС «Круг». Фото из архива фестиваля

«Слеш/Slash». ИТС «Круг».
Фото из архива фестиваля

Не стоит забывать и собственно ИТС «Круг», который представил новый спектакль «Слэш/Slash» (еще не завершенный из-за большой организаторской работы) в виде открытой репетиции в рамках лабораторного показа.

«Слэш» — постановка, рассказывающая не столько об интеграции людей с особенностями в социум, сколько об их реакции на него, о процессах взаимодействия в коллективе вообще, которые образно можно описать на примере физических процессов. Например, вращающейся водяной воронки или, напротив, расходящихся по воде кругов — все зависит от плотности связей в нем. Спектакль начинается как «кастинг» людей с различными возможностями, выбраковкой неподходящих и попыткой с принятыми танцевать «Танго на всех» — это уже название второй части. Ну а в финале, отвечая на вопрос «Зачем мы плачем?», актеры «Круга» запускают настоящую живую волну, участие в которой зависит не от физических или психических данных, а лишь от желания и вовлеченности в общее действие — какой бы ни был дан от рождения талант, а развиться он может только в общении с другими.

В отдельных случаях режиссеры замахиваются и на глобальные вещи. Так, «ЗЛОумышленники» школы-студии-театра «Индиго» из Томска — это предельно сжатая истории России XX века, ретроспективно поданная через призму всего одного чеховского рассказа «Злоумышленник». Хотя несколько утрированный и во многом наивный взгляд на политические процессы сводит живую и объемную в начале постановку к плоскому памфлету в конце.

«Шуточка». Театр-студия «Паяц». Фото из архива фестиваля

«Шуточка». Театр-студия «Паяц».
Фото из архива фестиваля

Липецкая «Шуточка» — вот квинтэссенция «особого театра», к которому в целом применимы слова Йохана Хейзинги, говорившего, что игра — это общее примиряющее пространство, дающее равные шансы и оправдывающее порой невыносимое существование людей, что это и всеобъемлющий способ человеческой деятельности, и универсальная категория человеческого существования. Бесхитростную в своем решении постановку по рассказам А. П. Чехова «Рыбья любовь» и «Шуточка» актеры театра-студии «Паяц» разыграли, что называется, в одно касание, через легкое прикосновение к незатейливому ли реквизиту (персонажи-рыбаки вышли с невесомыми прутиками), друг к другу ли как к эфирным созданиям. Зал завороженно следил за игрой этого уникального актерского ансамбля. Игрой в чистом виде, впрочем не выходящей из-под контроля: «Этого переводить не надо!» — прерывали порой свою уже вышедшую за рамки спектакля импровизацию актеры, грозя сурдопереводчику пальцем.

Но, несмотря на всю эту легкость, «особый театр» — тяжелый труд. Облегчить его практически невозможно, но вот сократить время на поиски оптимальных методов работы с актерами и научиться беречь силы, их и свои, — задача из выполнимых. Не зря же две трети всей программы «Протеатра» заняли различные мастер-классы и тренинги.

Успеть на все — физически невозможно, и режиссеры в короткие паузы между ними делились увиденным, записывали и пересказывали услышанное, демонстрировали проигранное. Что лишь подогревало их энтузиазм, дразнило аппетит. «Андрей Борисович! Я Вас раньше боялась, а теперь с палаткой приеду куда скажете — только б учиться!» — скакала вокруг Афонина в конце его трехдневного семинара, закончившегося, кстати, спонтанным перформансом всех его участников, преподаватель из Сибири.

На каждый семинар Кита Лоринга, арт-терапевта из Великобритании, съезжаются отовсюду его многочисленные поклонники. На «Протеатре» он проводил мастер-класс по эмпатии, рассказывал, как строить общение с людьми, чье мировосприятие отличается от общепринятого.

Углублять эти знания, причем на примере древних греков, предлагал на основе своей методики Василеос Ойконому, режиссер афинского театра Theama. «Пространство и время в древнегреческом театре» — так назывался его четырехдневный марафон, отголоски которого постоянно долетали на другие семинары и лабораторные показы.

А как черпать новые силы — учила Наталья Попова с актерами из «Круга». «Наши ребята все истощаемые — есть такая особенность организма, особенно у аутистов. Или они настолько не чувствуют усталости, что просто „выключаются“ из работы, причем на очень большое время. Наша задача — научить контролировать свое эмоциональное состояние человека, который не умеет этого делать. Или — увеличивать психофизический ресурс человека, чтобы он больше работал. Наши занятия должны позволить актеру умножать свое здоровье от роли к роли. Мы учим актеров выделять различные тонкие ощущения в работе тела», — говорит Наталья Тимофеевна. На это уходят месяцы, учитывая, что многие актеры не просто малоподвижные, но еще и не говорящие, замкнутые. После тренингов картина кардинально меняется.

Особого внимания заслуживает работа с речью. В «Круге» есть своя методика, называемая «Полислово», необходимая, когда «особые» актеры еще плохо говорят и не осознают себя как «носителя речи». Но в ходе тренинга, когда можно не стесняться, что не получится линейная фраза, постепенно возникает связная и внятная речь.

А Мартину Полинеку, доктору философских наук из университета Палацкого (Оломоуц, Чехия), и слова порой не нужны. На фестивале он вел занятия по гештальтдраме — это методика, которая может быть использована и в качестве терапии, и для работы актера над ролью.

Весомым подспорьем для режиссеров «особого театра» стала и программа «Мастера сцены — особому театру». Так, разговор с Виктором Рыжаковым, режиссером и художественным руководителем Центра имени Вс. Мейерхольда, буквально разошелся на цитаты. Его слова «режиссер — это человек, который решает проблемы», режиссер «призван улучшать качество жизни», хотя бы на сцене, хотя бы отдельно взятых актеров, на протяжении последующих дней фестиваля можно было слышать из уст то одного, то другого участника «Протеатра».

Встреча с Юрием Бутусовым, примчавшимся в лекторий ДК ЗИЛ в промежутке между двумя репетициями, стала и откровением для «протеатровцев», и оправданием их трудов. Режиссер, в частности, рассказал, какой след оставила в его жизни встреча с итальянским «особым» театром и как впоследствии этот опыт он использовал в постановке «Ричарда III». Да что там использовал — просто «слямзил», говорит он, один эпизод и вставил в свой спектакль.

Но, пожалуй, наибольшее потрясение — встреча с актером Сергеем Белоголовцевым и его сыном Евгением. У парня врожденный ДЦП, но родители невероятными усилиями поставили его на ноги, вырастили и выучили — он окончил актерский факультет ГИТИСа, сейчас много выступает с концертами (на встрече Евгений прочитал отрывок из романа Павла Санаева «Похороните меня за плинтусом»), записывает аудиоспектакли. На сцене сразу же возникла семейная атмосфера со своими шуточками и прибаутками, отец и сын не переставали хохмить ни на минуту, своим примером показывая, что возможно все, главное — упорство и терпение.

Таким же примером на фестивале была и Мария Овчаренко — профессиональная актриса, выпускница Щукинского училища, уже будучи прикованной к ивалидной коляске, окончила Институт искусств и аспирантуру в родной Щуке. Сегодня она — художественный руководитель кукольного театра «Котофей» (в программе нынешнего фестиваля его спектакль «Вот такая чепуха») и педагог 686-й московской школы, где ведет уроки сценической речи. Такой же мастер-класс она провела и для участников «Протеатра».

Хореографические этюды учили создавать актеры испанского театра Danzamobile, а свой спектакль «Дай мне секунду» они показали под занавес фестиваля. Особенность этого коллектива в том, что здесь работают с людьми с интеллектуальной недостаточностью, а на постановки вдохновляет творчество Хосе Мануэля Муньоса, поэта с синдромом Дауна.

Впрочем, какой бы диагноз ни стоял у актера «особого театра», его творчество рождает особую театральную эстетику — пересматриваются устоявшиеся каноны естественности, меняется представление о нормальном/ненормальном. Пока это происходит в рамках «Протеатра», но феномен «особого искусства» давно вышел за рамки фестиваля. Организаторы фестиваля уже задумали летнюю школу в Греции для режиссеров «особых театров». Профессиональный туризм — новое и перспективное направление «Протеатра». В этом же направлении — в сторону Европы — двигался и совместный с бременскими «Мастерскими Балумайер» («Das Blaumeier-Atelier») проект ИТС «Круг» «Создание модели театрального центра, занимающегося поддержкой и развитием самостоятельной культурной деятельности людей с особенностями развития в Московском и Псковском регионах РФ», который недавно завершил свою работу. Впрочем, это уже тема для отдельного разговора.

Октябрь 2013 г.

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.