Петербургский театральный журнал
Блог «ПТЖ» — это отдельное СМИ, живущее в режиме общероссийской театральной газеты. Когда-то один из создателей журнала Леонид Попов делал в «ПТЖ» раздел «Фигаро» (Фигаро здесь, Фигаро там). Лене Попову мы и посвящаем наш блог.
16+

ПРОФЕССИЯ

КАК ПОЙМАТЬ ИНТОНАЦИЮ В ФОТОАППАРАТ

Беседу с Дарьей Пичугиной ведет Надежда Стоева

Надежда Стоева Мы привыкли к тому, что фотография — это взгляд, отношение, а рука, которая держит фотоаппарат — это что?

Дарья Пичугина Я занималась спортивной стрельбой, и меня научили, что винтовка — продолжение руки, часть твоего тела. И фотоаппарат — часть тела, такая же, как кисть руки или глаз.

Стоева Фотоаппарат — он «кто» или «что» для тебя?

Пичугина Его зовут Макар Четвертый, фамилия Кенон. Его назвали в честь героя Достоевского Макара Девушкина. Был когда-то у меня фотоаппарат Макар Первый. Он заработал на своего преемника, и все последующие зарабатывали на новую модель. Династия Макаров. Одушевленный объект. Конечно, случается, ругаю его. Как и все.

Дарья Пичугина

Дарья Пичугина

Стоева Ждешь ответа от него?

Пичугина Когда слушается — жду, когда капризничает — нет. У него тоже есть характер и свои какие-то мысли. У моего фотоаппарата характер мужской, он стремится к доминированию, спорит, сопротивляется. У нас с ним борьба. Они же все живые, у них собственная внутренняя жизнь. Они прошли эволюцию от просто набора полупроводников и механических деталей до нынешних сложнейших микросхем. Как во всем мире чинят компьютер? Ударяют по нему рукой, и он начинает работать. А почему — никто не знает. Говорили, что это связано со статическим напряжением, которое скапливается на обкладке проводов. Но теперь уже и проводов почти нет, а ударяешь — и все работает. Ощущение, что это фантомная память о том, что когда-то у них были провода и скапливалось напряжение.

Стоева Как изменится твоя жизнь без фотоаппарата?

Пичугина Без фотоаппарата?! Да это невозможно просто! Если я не взяла фотоаппарат, снимаю на iPhone. Но чаще все дублирую. Сначала снимаю на фотоаппарат, а потом на iPhone.

Стоева Но у iPhone, допустим, села батарея, или ты забыла зарядку, или еще что-то.

Пичугина Э… ты описываешь конец света? Не хочу даже думать о таком. В крайнем случае я буду пытаться запомнить какие-то кадры, чтобы их потом хотя бы зарисовать. Съемка — мой способ коммуникации с миром, мой способ познания. Наверно, люди еще как-то умеют общаться с миром, есть еще какие-то занятия, а у меня нет. Я много читаю и много фотографирую. И больше ничего не умею.

Стоева Почему ты стала заниматься именно театральной фотографией?

Пичугина Я никакой другой и не занималась. Первый фотоаппарат мне подарил папа в 2005 году, и я сразу стала снимать театр. А до этого никогда и ничего не фотографировала. Любила театр и к тому моменту уже пять лет занималась неофициальным сайтом театра Комедии им. Н. Акимова. 1990-е годы уже были оформлены, а вот современный период надо было фотографировать самим.

Стоева Как на спектакли попадала и как снимала во время спектакля?

Пичугина Пряталась. Техника была совсем простая — «мыльница», еще пленочная. Этот аппарат сильно щелкал, и снимать приходилось, затерявшись в толпе фотографов. Либо как партизан из окопа — «щелк» и скрылся. Но меня неоднократно отлавливали в зале и предупреждали.

Стоева То есть ты начала как театральный хулиган?

Пичугина Ну да. Но это было сочетание хулиганства с колоссальным опытом. Я же тогда сняла около 70 спектаклей. Просто появилась своя техника, и «развязались» руки. У меня художественное образование, знание композиции, перспективы оттуда, и учителя были очень хорошие: Бурмистров Игорь Александрович, Татьяна Анатольевна Литвякова.

Стоева Ты снимаешь спектакль с первого просмотра?

Пичугина В каждом театре по-разному. Для меня предпочтительней снять и больше этого не видеть. Но бывает так, что во время просмотра понимаешь: в следующий раз надо встать на другое место и снимать с другого ракурса. Ориентируемся обычно, как говорит Виктор Васильев, на то, про что будут писать критики. Надо ж обеспечивать пишущую братию иллюстративным материалом.

Стоева То есть ты свою задачу так формулируешь?

Пичугина Я ее за время спектакля десять тысяч раз могу переформулировать. Иногда восхищаюсь увиденным и забываю про пишущих напрочь.

Стоева Какие приоритеты во время съемки спектакля?

Пичугина Художник по свету, ведь фотография — это рисование светом. А дальше может быть картинка или актерская интонация.

Стоева А как поймать интонацию в фотоаппарат?

Пичугина Это вопрос… не знаю. Как-то само собой происходит, и тогда «прет». Художник по свету может все сделать не так, но спектакль получается хороший. И тогда мы пытаемся «победить» этого творческого человека. Не сотрудничать с ним, а «победить». Не могу точно объяснить это слово, поскольку ни «исправить», ни «улучшить» не подходят. Победить — это победить, и все.

Стоева Каков критерий отбора фотографий, если их, допустим, аж пятьсот?

Пичугина Стараюсь забыть спектакль и смотрю на фотографии как на неизвестные. Они должны быть визуально хороши: с точки зрения живописи, по композиции, по колористике. Далее идут смысловые критерии — сюжет. Отбор происходит и на этапе съемки тоже. В дальнейшем при выборе надо максимально отстраниться, забыть спектакль. Проследить сюжет можно в серии фотографий, в двух-трех кадрах нет. Как ни сними, в век постмодерна кто-нибудь обязательно найдет хоть какой-нибудь концепт. Объектом театральной съемки может быть и не актер, а какой-то предмет. Как пресловутое чеховское ружье! Новый смысл может через деталь передаваться, через визуальный ритм. Это бывает даже интересней, чем снимать артистов.

Стоева Можно ли понять во время спектакля, как снимать — крупные планы или общие?

Пичугина Это самая большая загадка и для меня. По какой причине я меняю объективы? Если меня во время спектакля спросить об этом — не скажу.

Стоева То есть интуитивно?

Пичугина Абсолютно. Действую по наитию.

Стоева Ты смотришь спектакль исключительно как фотограф? Или же как театрально просвещенный человек, просто зритель?

Пичугина Одно другому не мешает. Могу сопереживать действию и одновременно работать. Но я же смотрю спектакль одним глазом. В прямом смысле слова. Мне даже недавно предлагали написать трактат на тему «Отсутствие периферического зрения у театральных фотографов». Одноглазый пират-фотограф видит плоскую картинку, искаженную реальность. У меня всегда ощущение, что зрительный зал позади меня. Но иногда хожу в театр просто как человек и тогда чувствую себя внутри зрительного зала. Когда не разрешают снимать, а я все равно иду и смотрю, потому что интересно. Я дважды сходила на «Пять вечеров» «фоменок». Как фотограф я этот спектакль не знаю, но во время спектакля я, конечно, успела подумать о том, как и что я бы сняла. Вот они кадры — и «они уходят от нас…». Второй раз смотреть было еще интересней, появились нюансы и акценты. И уже про фотографию я не думала.

Стоева Интересны ли тебе как фотографу камерные спектакли, где нет больших пространств, где все на взглядах и поворотах головы?

Пичугина Конечно. Тут приходится больше думать про то, как композиционно выстроить кадры. На фотографии же не передать разговор, чаще всего в таких спектаклях и нормального света нет. Хорошо, если хоть что-то видно.

Стоева Но вот «Мой уникальный путь» получился у тебя хорошо.

Пичугина Так там художник по свету Евгений Ганзбург! И никаких вопросов! Ганзбург — счастье для фотографа. Художник по свету разложил всю партитуру, спектакль движется, и свет рассказывает тебе не меньше, чем игра актеров. Можно пойти по его пути, но можно и в спор вступить.

Например, в «Шинели. Dress Code» у меня другая колористика. Так я увидела по интонации спектакля: более синяя картинка, более неживая и холодная. На прогоне сказала Евгению Леонидовичу, что у меня все будет синее. Он не возражал, полагая, по всей видимости, что и я занимаюсь творчеством.

Стоева То есть здесь интуитивное перебороло рациональное?

Пичугина Наверно, да. Фотография все же самостоятельный вид искусства. Человек должен и по фотографии что-то про спектакль понять. Он может ничего не понимать ни в фотографии, ни в визуальных искусствах. Но посмотрит и скажет — «интересно».

Стоева Режиссер в спектакле выстроил мизансцену, а фотограф снимает уже чужие мизансцены и адекватно передает спектакль.

Пичугина Не получится адекватно. Режиссер строил свою мизансцену, исходя из параметров времени, она у него во времени движется. А у нас нет. Очень редкий случай, когда вдруг все сошлось, ты щелкнул — и готово фото. Нет. Тебе надо заново решать все. На плоскости, без времени и без движения. В фотографии должна быть история. Передать то, что происходит на сцене, вот так просто, не думая невозможно.

Стоева А что остается от спектакля, который ты увидела в глазок видоискателя, кроме фотографий?

Пичугина Человеческие чувства. Я так смеялась на «Бременских музыкантах» Кати Гороховской, но на фотографии это совсем по-другому выглядит. Смешно ведь снять нельзя. Смех остался при мне. Юмор может быть над фотографией, а не внутри нее. Передать сценический юмор невозможно. Будет выглядеть нелепо. Попробуй снять комедию, чтобы она была смешной на фотографии. Актеры будут с перекошенными лицами, в странных позах. Нужны сюжетные взаимоотношения героев, иронию фотографией выразить можно. Фотография иронизирует над тем, что происходит. Хотя сейчас получается так, что любой фотограф снимает картинку для аватарки. Как бы высокохудожественна ни была фотография, что бы на ней ни было изображено — все это лишь картинка для аватара.

Стоева Театральная пыль осложняет работу или можно ее как-то использовать?

Пичугина По-разному. Пыль — частички, которые летают в воздухе и отражают свет. А все, что отражает свет, может быть сфотографировано. Допустим, что было не дымно, а пыльно. Некий флер добавить.

Стоева Но ты же тем самым изменишь какие-то смыслы спектакля?

Пичугина А может быть, не изменю. Я же впишу это в общую тему. Если на кого-то в белом сильно светят, то на фотографии вокруг него получается ореол. Чаще всего так сильно подсвечивают сильно романтических и ужасно положительных героев. И не обязательно это убирать. Получится такой светящийся герой.

Стоева Ты как-нибудь работаешь с фотографией после того, как она сделана?

Пичугина Я их немножечко изменяю. Я снимаю с рук, а не со штатива. Люблю свободу движений. Со штатива удобнее снимать тем, кто делает меньше кадров, но, может быть, более качественных. Или ограничен в передвижениях. Я же люблю свободно шевелиться. Но именно поэтому горизонт от меня несколько уходит, приходится выравнивать по горизонту, как минимум. Чаще всего я оставляю тот же формат, в котором снято. Но «красивый» формат — это соотношение сторон 2 к 3. Делала я и квадратные фотографии. Одна из съемок «Служанок» Виктюка специально была так сделана. Мне показалось, что квадрат именно та форма, которая нужна этому спектаклю. У меня так бывает — пробивает на собственное творчество. Когда основная работа уже сделана, начинается творческая съемка.

Стоева Бывает ли так, что театр заказал фотографии спектакля, а он тебе не понравился и негативное отношение проявилось?

Пичугина Бывает. Не часто. Иногда раздражение от увиденного просачивается в фотографию. Я стараюсь сделать хотя бы красиво, но за этой красотой бывает виден негатив.

Стоева Если ты пришла в плохом настроении или у тебя болит зуб, то ничего не получится?

Пичугина Да, это будет съемка про больной зуб. Когда плохо себя чувствуешь — фотографии пропитаны ненавистью к человечеству и видно трагическое восприятие мира! Я по своим фотографиям совершенно спокойно могу рассказать, что у меня болело в тот момент или сколько я спала накануне. Для меня фотография — это способ критического восприятия действительности. Я снимаю через собственную оценку, я не могу только фиксировать. Либо я влюбилась, пока шел спектакль. И это отразится на фотографии. Но тогда эти кадры хочется скрыть от чужих глаз.

Стоева Но вот частая ситуация — вы снимаете спектакль в паре с кем-то, а потом ты, глядя на чужие фотографии, понимаешь, что ему удалось передать спектакль лучше.

Пичугина С Виктором Васильевым мы много снимаем вместе и часто обсуждаем, у кого какой ракурс получился лучше. Но у нас очень разные взгляды. И у меня женская фотография, а у него мужская.

Стоева А как это?

Пичугина Видно по фотографии, мужская она или женская. То, что я решаю как вертикальный кадр, у него будет горизонтальный, или наоборот. Например, в Антрепризе им. А. Миронова всего одна точка съемки. И мы, не сговариваясь, снимаем один и тот же спектакль с одной точки. Но даже одну и ту же фразу мы снимаем по-разному: он — горизонтально, я — вертикально. От этого ритм по-разному чувствуется. Мне кажется, что фотографии различаются чувством ритма.

Стоева Есть ли у тебя свои правила съемки?

Пичугина Нельзя в тишине щелкать затвором, вспышкой не пользоваться, красным огоньком под названием автофокус не светить. Стараться не ругаться со зрителями.

Стоева Как остаться на спектакле незаметным?

Пичугина Да никак. Ну, обматываешь фотоаппарат шарфиком. Человек, который часто ходит в театр, не обращает внимания. А для того, кто раз в год ходит в театр, сидеть рядом с фотографом, наверное, ад. Мы же постоянно шевелимся, совершаем массу телодвижений.

Стоева Что раздражает в театре?

Пичугина Неумелый художник по свету и еще странные для фотографа декорации — допустим, воткнут в середину сцены холодильник. Белое гигантское пятно. Может быть, зрителю и плевать, но меня как фотографа это раздражает. Я не хочу, чтобы на всех снимках у меня было белое бесполезное пятно. Оно ничего не дает, для фотографии уж точно.

Стоева Он же олицетворяет мещанские радости.

Пичугина Это да. Но на каждой фотографии этот холодильник выпирает, как льдина, поглощая собой все остальное. Тем более что это современный холодильник. Но я так старалась избегать этого предмета, что он только на двух фотографиях. Он должен был быть повсюду, но я так его «травила», что сняла всего дважды.

Стоева «Canon» или «Nikon»?

Пичугина «Canon».

Стоева Пленка или «цифра»?

Пичугина «Цифра». Пленка остается для людей, у которых много времени.

Стоева Цвет или ч/б?

Пичугина Предпочитаю ч/б, но снимаю «цвет», потому что надо. Я бы снимала все спектакли на ч/б. У каждого свой спектр личного зрения, вот и у каждого фотографа свой. У меня, допустим, всё зеленее, чем в действительности.

Стоева Цветокоррекция или оставить все как есть?

Пичугина Цветокоррекция.

Стоева Точка съемки — первый ряд или балкон?

Пичугина Нет предпочтений. Надо изучить зал и знать, где встать. Я люблю снимать в сильном ракурсе. Максимально сильного ракурса я могу добиться на малой сцене в Учебном театре на Моховой. Вот это адекватная для меня точка съемки. Сел на первый ряд и снимай. Будет гигантский ракурс искажения, который можно использовать по-разному. Мне это интересно. Сильный ракурс — это перспектива. Сильный ракурс — это три точки сходимости. Обычно у нас две или одна. Чаще выбираются фотографии с одной точкой сходимости, она ближе к человеческому взгляду.

Стоева Драматический театр или музыкальный?

Пичугина Драматический и пластический. Оперу не понимаю, поэтому не знаю, как снять. Там мало движения, искажена мимика. Ритм заложен музыкой и для драматического фотографа трудно передаваем.

Стоева А пьесу читаешь перед спектаклем?

Пичугина Если заранее прочитаю, то я ее придумаю в своей голове и она не совпадет с тем, что на сцене. Я хочу сохранить непосредственность впечатления. Мне надо заснять то, что режиссер и актеры туда вложили сейчас, сегодня. Спектакль должен быть живым, и мое восприятие должно быть живым.

Стоева Театральная фотография — искусство или работа?

Пичугина Искусство, хочется на это надеяться. Это работа, которую хочется считать искусством.

Апрель 2012 г.

В именном указателе:

• 

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.