Петербургский театральный журнал
16+

VOLODIN-FEST.RU: «ПЯТЬ ВЕЧЕРОВ» В СЕДЬМОЙ РАЗ

Вот чем я точно не страдаю — так это раздвоением личности, но арт-директор Володинского фестиваля «Пять вечеров» и театральный критик всегда живут во мне порознь.

Арт-директор должен разложить перед зрителем пасьянс из новых спектаклей-карт, создать проблемную драматургию фестиваля.

Критик приходит в зал «с лейкой и блокнотом, а то и с пулеметом» и наутро обсуждает то, что отобрал арт-директор. Театры уже давно привыкли к этой моей «двухличности» (замечательное володинское слово из «Любимых», вложенное в уста мамы Ларисы Керелашвили). «Двухличность» позволяет мне видеть процесс изнутри и снаружи и не путать эти «оптики».

ИЗНУТРИ

Каждый год мы c директором Виктором Рыжаковым не уверены, состоится ли фестиваль. Но наступает декабрь — и, еще не зная ничего о «мат. обеспечении», стекаются в подвал «Петербургского театрального журнала», становящегося на полтора месяца штабом фестиваля, замечательные девочки-менеджеры, ежегодные энтузиасты этого дела, и начинают шмыгать туда-сюда студенты-волонтеры под неусыпным руководством Юли Воронцовой. И вот уже таскают тюки c «сувениркой», и я уже верстаю буклет и «трамвайки» (в долг!), и Катя Строганова, завлит Театра на Литейном, рассылает пресс-релизы и требует от меня всякой информации, а администратор этого же театра Света Норман сообщает, что в 9 утра я должна быть на собрании театральных кассиров… Студенты заранее готовят материалы к газетке «Проба пера» (в этом году получал боевое крещение второй театроведческий).

В результате все участники фестиваля накормлены-напоены- обогреты и обнимают наших девочек при отъезде. На столах после спектакля каждый вечер вареная картошка, квашеная капуста и бычки в томате (это особый объект моего пристального внимания), а в фойе стоит за прилавком легендарная буфетчица Клава и торгует по советским ценам бутербродами и водкой. Роль, не написанная Володиным, стала буквально «культовой» и исполняется только и исключительно театроведами — в силу глубокой концептуальности и необходимости ласкать покупателя и хамить ему c полным знанием всего творчества Александра Моисеевича. В этом году, как и в прошлом, за прилавком стояла Виктория Аминова — театральный обозреватель «Вечерки» и автор «ПТЖ». За пять прошлогодних вечеров она набралась леденящих душу впечатлений: соотечественники выстраивались в дикую очередь не ради игры, они совершенно серьезно, c боями, набивали сумки копеечными бутербродами c докторской и, несмотря на грозный окрик «Одна банка в одни руки!», требовали выдать вторые шпроты… Но в этом году Вика снова собрала волю в кулак… и даже стала «играющей буфетчицей» в спектакле «Видимая сторона жизни» (спектакль по стихам Елены Шварц игрался в фойе, где стоял «Клавин буфет», так что Клава наливала Поэту так же, как наливали «девочки-завлекалочки» в рюмочной утренние 100 грамм Володину).

В этом году фойе Большого театра кукол, где мы прописались c прошлого года, оформили ученицы Дмитрия Крымова, и вдоль стен выстроились черно-белые фигуры советских людей в натуральную величину…

Каждое фестивальное утро мы собираемся в редакции «ПТЖ» за чаем и обсуждаем c создателями показанное накануне. А 10 февраля, в последний день фестиваля, всегда празднуем день рождения Володина. С утра едем на кладбище в Комарово, втыкаем в глубокий снег цветы, кричим верхушкам елок: «С днем рождения, Александр Моисеевич!» — и выпиваем первую рюмку за именинника c полным ощущением, что он сказал нам: «Хлопнем!» — как говорил всегда. Не «дернем», не «выпьем», а именно «хлопнем». Нынче, прежде чем «хлопнуть», мы буквально утонули по грудь в комаровских снегах, протаптывая тропу к скромному, похожему на обложку одной из его книг, памятнику Александру Моисеевичу. Два километра по морозу туда, два обратно.

Пресс-конференция. Ответственные за программу.
Фото А. Телеша

Пресс-конференция. Ответственные за программу. Фото А. Телеша

…И застряли на обратном пути в пробке. Насмерть. За полчала до закрытия фестиваля мы оставили автобус в районе Старой деревни (!) и побежали к метро. Час бега по улицам, в метро — километров шесть! Задыхаясь, спрашивали Володина, что происходит (есть такая традиция: я тычу пальцем в сборник его стихов — и он отвечает). И он отвечал:

А, к богу!
А, к черту!
По лужам,
по крышам, по шпалам!

Ну, слава Богу, отвечает, — понимали мы и бежали дальше «по крышам, по шпалам»…

СНАРУЖИ

Седьмой фестиваль продолжил традицию, заложенную на Втором. Тогда программа тоже носила подзаголовок «Володин и володинское» и состояла не только из спектаклей по пьесам Александра Моисеевича.

Ночь кино в клубе «Fish-fabrik». Ретро-танцы перед сеансом.
Фото А. Телеша

Ночь кино в клубе «Fish-fabrik». Ретро-танцы перед сеансом. Фото А. Телеша

Ночь кино в клубе «Fish-fabrik». Выступление группы «Друзья Тимофея»
перед показом фильма «Фокусник». Фото А. Телеша

Ночь кино в клубе «Fish-fabrik». Выступление группы «Друзья Тимофея» перед показом фильма «Фокусник». Фото А. Телеша

Что такое «володинское»? Это определенное настроение, отношение к человеку, это нравственные координаты, ни c чем не перепутанные понятия о добре, зле, справедливости, свободе личности…

Программу нынешнего Володинского формировали молодые театроведы Оксана Кушляева, Софья Козич, Ольга Каммари, Надежда Стоева (СПбГАТИ) и Ольга Топунова (ГИТИС). Это был в значительной степени их, студентов, выросших на Володинских фестивалях разных лет, взгляд на вариации «володинского». Они объехали немало российских городов. Впрочем, программа формировалась нами без поколенческих конфликтов, а мне оставалось только гордиться своими студентами (непрошеная слеза…).

В афише фестиваля были и спектакли по пьесам Володина. «Блондинка» Санкт-Петербургского Центра «МИГ» (мы писали о нем в № 61) и «Фабричная девчонка» из далекого города Черемхово (читайте о нем в разделе «Карта местности»), но, кроме того, мы хотели расслышать «володинское» в современном театре, в нынешней жизни. У Володина нет прямых продолжателей, «володинское» высвечивается «то там, то сям», и каждый из представленных на фестивале спектаклей был одной из его граней, а все вместе они складывали современное «володинское пространство».

«Старший сын» по А. Вампилову молодого театра «Мастерская» (мы писали о нем в № 61) — поклон поколению Сарафановых, всю жизнь сочинявшему ораторию «Все люди братья». К этому поколению принадлежал А. М. Володин.

«Печальная история одной пары» — пластический спектакль Мастерской О. Кудряшова (Москва), в котором вчерашние студенты по-своему рассказывают о том, о чем столько раз писал Володин, — о печальных историях не одной пары…

Володинская тоска неожиданно прорастает там, где не ждешь: в прелестных детских спектаклях «Почти взаправду» РАМТа (Москва) и «Ежик и медвежонок. Диалоги» (Центр им. Вс. Мейерхольда, Москва) звери испытывают «все наши комплексы», шепчут «Я скучаю по тебе» и ищут близкую, понимающую душу (мы писали о них в № 61).

Володин не считал себя поэтом, но поэтом был. Что такое поэт сегодня? Поэтическая сторона володинского мира стала одной из главных в программе нынешнего фестиваля. «Видимая сторона жизни» (Театр на Спасской, Киров) — моноспектакль по стихам Елены Шварц, выдающегося поэта, дочери завлита БДТ Дины Шварц, человека, без которого Володин не представлял своей театральной судьбы. И жизнь Лены проходила «на фоне Володина». Театр дал удивительное «житие» (или апокриф?) Елены Шварц, юродивой, пребывавшей в горних высях, и обозначил те координаты, в которых можно было воспринимать, скажем, творческий вечер гостя фестиваля Верой Полозковой («семиотический Макдональдс» которой нынче так популярен). Мы хотели возродить «поэтические вечера в Политехническом», что отчасти удалось, но фестиваль преподнес в этом смысле и многое другое.

Знаю, что сюжеты не складывают, они сами складываются. На фестивале, по инициативе молодых, прошла не только костюмированная «Ночь кино», где крутили старые володинские ленты, но и «квартирники» в Театральной академии. И когда на удивительном «квартирнике» студентов В. М. Фильштинского и Г. М. Козлова, замешенном на «Нетрезвых записках» Володина, вдруг прочел свои стихи молодой артист Илья Шорохов — это был такой сюжет! Удивительное — рядом.

Закрытие фестиваля. Фойе БТК.
Фото А. Телеша

Закрытие фестиваля. Фойе БТК. Фото А. Телеша

Как всегда, в программе фестиваля не только спектакли, но и утренние обсуждения, конференция молодых режиссеров «Володин и современный театр», первые читки новых пьес.

Открывались питерской «Мастерской» — закрывались «Мастерской» московской, «Рекой» Алексея Паперного — спектаклем намеренно дилетантским в том качестве, в каком являются дилетантизмом искусство Габриадзе и живопись Пиросмани.

«Он вонзает ноги прочно в почву лета и зимы», — писал о Володине Окуджава. И сегодня, когда людям нужна опора, володинская почва не хлябает, в нее прочно вонзают ноги, чтобы не упасть.

Наутро после закрытия, прощаясь c фестивалем, я еще раз спросила у володинской книжки: ну как? Что? И Володин ответил:

10 февраля 2011 г. на Комаровском кладбище.
Фото А. Телеша

10 февраля 2011 г. на Комаровском кладбище. Фото А. Телеша

Уезжаю. Куда? Неизвестно.
Ожидают меня поезда.
В чужеродном тумане окрестном
ожидают меня города…

Надеюсь, уезжает Александр Моисеевич лишь до следующего года. По стране готовится много володинских премьер…

Март 2011 г.

Комментарии (2)

  1. Вениамин

    Пишете Вы Марина хорошо.Понимаю,денег нет,проблем много,но куда подевалась человечность?Фестиваль превращаете в междуусобчик,хорошо область даёт деньги,а позитива мало, да и ваши сотрудники слишком претенциозны и грубы.Думаю губернатору Г.Дрозденко будет интересно узнать ,как расходуются деньги из бюджета области , на ваш фестиваль

  2. Марина Дмитревская

    Хотелось бы в этих случаях большей конкретности:
    1) Вашей фамилии
    2) должности, раз уж Вы “финансист”
    3) доказательства нашей междоусобности при сотнях и сотнях проданных билетов и полных залах
    4) Пугать губернатором нас не стоит, за каждую копейку мы отчитываемся, не сомневайтесь))

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.