Петербургский театральный журнал
Блог «ПТЖ» — это отдельное СМИ, живущее в режиме общероссийской театральной газеты. Когда-то один из создателей журнала Леонид Попов делал в «ПТЖ» раздел «Фигаро» (Фигаро здесь, Фигаро там). Лене Попову мы и посвящаем наш блог.
16+

«ЖАН И БЕАТРИС»: ПРОЩАЛЬНЫЙ СПЕКТАКЛЬ

Спектакль «Такого Театра» шел в течение пять лет, состариться и развалиться не успел (судя по тому, как он был сыгран в последний раз на сцене «Особняка»), однако создатели решили расстаться со своим детищем. Прощание прошло в обстановке теплого дружеского участия зрителей, которые внимательно смотрели спектакль и с удовольствием реагировали на шутки и отсебятины артистов, позволявших себе сыграть не только своих персонажей, но и самих себя, в последний раз исполняющих роли Жана и Беатрис.

Напомню, что эта работа была первым произведением режиссерского дуэта Анна Вартаньян — Александр Баргман, скрывшихся в 2006 году за псевдонимом «Лемер Дело (Франция)». Затем последовали серьезные художественные удачи — сделанные совместно «Иванов» и «Каин», а также постановки (у Баргмана их немало), осуществленные каждым из участников дуэта самостоятельно. Можно теперь, оглядываясь назад, попытаться понять, чем был первый проект для этих талантливых артистов, занявшихся режиссурой.

Думаю, не постановочные амбиции были причиной обращения к пьесе К. Фрешетт (не особенно глубокой и оригинальной). Камерная история на двоих дала возможность заняться лабораторным исследованием актерской техники, изучением сценического партнерства «в чистом виде». Это опыт очень тесного контакта в импровизационном режиме: несмотря на то, что есть закрепленные мизансцены и у каждого — выученный текст, все же остается много воздуха для свободных реакций, спонтанного изменения нюансов и оценок. Вы скажете, что такое возможно почти в любом спектакле?.. Наверное. Но здесь именно то, что исполнители ролей — авторы режиссерского решения, сделало их свободными, открытыми для ежеминутного внутреннего поиска на площадке. Сосредоточенное существование в образе парадоксально сочетается у Баргмана и Вартаньян с готовностью к незапланированному включению собственного я. Ежесекундное мерцание границы между актером и ролью, особенно хорошо заметное в крошечном пространстве «Особняка», захватывает, наблюдать такое опасное балансирование чрезвычайно интересно. Баргман работает со своим персонажем как с маской: она ему и удобна, и осточертела одновременно. У Вартаньян способ существования более «замкнутый», она как будто все время в роли, но, во-первых, сама ее героиня — «многослойна», она играет, притворяется, пробует разные обличья, поэтому образ кажется текучим, подвижным, а во-вторых, актриса удивительно чутко настроена на партнера, реактивна, отзывчива.

С точки зрения художественного содержания более удался первый акт спектакля. Медитативная медлительность входа в действие, загадочность и зыбкость атмосферы, контраст определенного и «внятного» героя с таинственной странной героиней — все это режиссерски придумано, сделано, выстроено.

Авторы обозначили жанр как «попытку в двух действиях»: это могло относиться и к героям, пытающимся найти пути друг к другу, и к самим создателям «Жана и Беатрис», искавшим собственный метод и стиль, пробующим себя в новом качестве. Спустя пять лет можно сказать: попытка была удачной, поиск оказался ненапрасным. И он продолжается.

В указателе спектаклей:

• 

В именном указателе:

• 
• 

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.