Петербургский театральный журнал
16+
ПЕРВАЯ ПОЛОСА

О СПЕКТАКЛЕ

Кто-то может не согласиться с тем, что интереснее и многограннее всех была представлена на форуме немецкая школа. Но факт, что именно Высшая театральная школа имени Эрнста Буша показала один из лучших спектаклей фестиваля, оспаривать будет весьма и весьма трудно.

«Дорогая Тилла Дюрье» (режиссеры Маркус Йосс, Ева Кауфман; сценография Йозефа Шмидта; художники по куклам Мелани Сова, Марио Хоман, Александр Сцаллис) — дипломная работа студентов четвертого курса отделения кукольного искусства, созданная в качестве совместного проекта с Загребским театром кукол. Пьеса, написанная хорватским драматургом Слободаном Снайдером, повествует об одной из ведущих актрис берлинской сцены 1920-х годов, прожившей в Загребе более двадцати лет (1933–1955). По сути полудокументальный, сюжет посвящен конфликту Тиллы Дюрье с фашистской идеологией, которую она, будучи художником высокой внутренней культуры, не могла принять и которую, очевидно, считала большой виной всей Германии. Пьеса в этом смысле наследует одной из немецких драматургических традиций: состоит преимущественно из диалогов героини с ее идеологическим противником (немецким офицером, расквартированным в том же доме, где живет и Тилла) и ее размышлений о судьбах немецкой культуры. Текста (на английском и немецком языках) много, сюжетные связи ассоциативны, восприятие такого спектакля без перевода должно, казалось бы, представлять немалую трудность…

«Дорогая Тилла Дюрье».
Высшая театральная школа им. Э. Буша (Берлин, Германия). Фото Д. Пичугиной

«Дорогая Тилла Дюрье». Высшая театральная школа им. Э. Буша (Берлин, Германия). Фото Д. Пичугиной

Пять молодых актрис (Фридерике Хельман, Дженнифер Йефка, Тукэ Рояль, Луизе Бозэ, Ивана Сайевич), «передвигавшихся в ландшафте воспоминаний из объектов, кукол и звуков», заставили буквально забыть о том, что вербальная часть постановки доступна в размере нескольких знакомых слов. Среди плоских, словно вырезанных из белой бумаги силуэтов старинных загребских зданий двигалось, жило, звучало прежде всего ДЕЙСТВИЕ, словно бы и не нуждавшееся в словесных комментариях. Сменяли друг друга ящик вроде вертепного (где плоские фигурки представляли «Юдифь»), планшетные куклы (похожие по конструкции на японские), персонажи живого плана (один из них — дух Гейне, явившийся благодарить актрису за исполнение его стихов, которые были запрещены во время фашистской оккупации), перчаточные куклы (сшитые Тиллой из старых сценических костюмов)… А в центре всего — «пожилая леди» с седыми кудряшками, в белой блузке навыпуск, юбке до полу и тяжеловатых башмаках. Она осторожно выглядывает из-за занавеса, передвигается по сцене неторопливым решительным шагом, разыгрывает петрушечный спектакль, выпроваживает фашистов из своего сада, где русские партизаны зарыли какие-то важные документы в винных бутылках… А отточенный, женственный и какой-то бунтарский жест, которым Тилла Дюрье отбрасывает за плечо серовато-зеленый шарфик, невозможно не запомнить надолго. Этот кукольный портрет «в две третьих натуры» оживляют три актрисы, но их совершенно «не видно из-за куклы».

В безупречном темпоритме, с завидным темпераментом и мастерством пять девушек ни на минуту не позволили зрителю «выключиться» из визуального ряда спектакля или его эмоциональной атмосферы. Нельзя не признать, что в этом спектакле предстал в самом впечатляющем виде актерский талант, помноженный на техническое мастерство и сценическую культуру, привитую школой.

Октябрь 2010 г.

В именном указателе:

• 
• 

В указателе спектаклей:

• 

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.

*