Петербургский театральный журнал
16+
ПЕРВАЯ ПОЛОСА

УСТАЛЫЙ НЕГР, ИЛИ ДОМ ВОСХОДЯЩЕГО СОЛНЦА

В. Бочанов. «Сильвестр». Театр «Красный факел» (Новосибирск).
Режиссура и сценография Андрея Прикотенко

Первая постановка в России пьесы петербургского актера Вадима Бочанова «Сильвестр» сопровождалась газетной шумихой местного значения, а подзаголовок — «Совсем не детская история» — интриговал. О чем же пьеса? «Сильвестр» сделан по лекалу антисоветской литературной сказки и хочет походить на притчи Шварца и Горина. Деревенский дурачок Сильвестр (Константин Телегин) по недоразумению увлек за собой войска, хотя на самом деле скакал вперед без всякой задней мысли — хотел посмотреть, где встает солнце. Победа была одержана, и теперь Сильвестр должен предстать перед глупым королем (Олег Майборода), но показывать его в высшем обществе неловко: на лице Сильвестра лежит печать слабоумия, да еще нервный тик, мычание и заикание… Этим, собственно, конфликт в пьесе исчерпывается. Все хлопоты Графа (Павел Поляков) сводятся к тому, чтобы Сильвестр смог принять награду и не осрамиться. На помощь призываются волшебные помощники — Лекарь (Сергей Новиков), Стражник (Михаил Михайлов), Актер (Владимир Лемешонок) и Королева-блудница (Елена Жданова). Зачем нужен лекарь, понять можно, но каким образом Стражник, Актер и Королева могут помочь парню не ударить в грязь лицом, неясно. Драматургу не до ясности, он спешит столкнуть душевного дурачка и бездушных людей системы. От общения с Сильвестром все прозревают. Лекарь сбежал (как доктор в «Обыкновенном чуде»), Стражник подался в разбойники, Актер повесился (ради того, чтобы над сценой разнеслось хрестоматийное «Актер повесился!»), а Королева ушла в монастырь (потому что до этого она безо всякого удовольствия предавалась блуду).

Пьеса напичкана театральным производственным юморком, как булочка изюмом: «Гамлет» снисходительно назван «английской вещицей», «Буратино» — «вещицей итальянской цензурованной». Спектакль стремится пьесу перешутить, и актеры чувствуют себя вольготно, как на самом упоительном капустнике. Полковник (Максим Битюков) в гипертрофированной фуражке олицетворяет армейскую тупость и подобострастие. Граф говорит Полковнику, который жалуется на недобор в армии: «У вас то недобор, то перебор, то недолет, то перелет». Смех в зале. Остроумие Графа, как и всех других персонажей, выше этого образца юмора не поднимается. Однако Граф, как и все, подвержен добру, которое Сильвестр излучает, видимо, на манер радиации, иначе невозможно объяснить его (добра) всепроникающие свойства. Не меняется только король. Он маленького роста, глупый, суетливый и имеет тайную страсть. Если горинский герцог втайне хочет быть портным, то в пьесе Бочанова король мечтает быть пожарным и прячет по углам брандспойт, каску и другие полезные для пожаротушения приспособления. У него пиромания наоборот, он извращенец и маменькин сынок.

В. Лемешонок (Актер), К. Телегин (Сильвестр).
Фото Е. Иванова

В. Лемешонок (Актер), К. Телегин (Сильвестр). Фото Е. Иванова

Но есть, есть в этом спектакле ложь, и большая, и маленькая. Начну с маленькой. Королева перемещается по сцене, переступая с табурета на табурет: солдаты быстро переставляют табурет, на котором она только что стояла, на то место, куда она шагнет через секунду. В спектакле больше никто не перемещается хоть каким-нибудь странным образом. Например, король мог бы ездить на троне или кататься на красной ковровой дорожке, как на санях, запряженных слугами. Тогда бы мы углядели в передвижных мостках хоть какой-то закон. Но, увы, закона нет, табуреты остаются табуретами, а хохмы хохмами.

Королева по привычке пытается соблазнить Сильвестра, но дуралей намеков не понимает, и Королеве ничего не остается, кроме как рассказать ему историю принцессы из бедного королевства, которой не дали выйти замуж по любви, а выдали за нелюбимого. Мы догадываемся, что за Короля-пожарного. Возлюбленному ее отрубили голову, сожгли, прах развеяли над рекой, чтобы она не приходила на его могилку. От этого она стала очень развратной и ходит только по табуретам, понимаем мы. Сильвестр ей молча посочувствовал, и она ушла в левую кулису совсем другим человеком. О ее преображении мы догадываемся по отсутствию табуретов.

Сильвестр — человек не от мира сего, почти художник. Во всяком случае, почти музыкант. Он то наигрывает, то напевает песенку, которая в русской народной транскрипции исполняется на слова «Усталый негр сел у дороги, о чем-то задумался он». На самом деле слова в песне другие, они повествуют о заведении под вывеской «Дом восходящего солнца», где было загублено много душ, и душа певца в том числе.

И здесь самое время сказать еще про одну ложь, на этот раз большую. В финале не до конца еще переродившийся в винодела Граф решает обманом уничтожить Сильвестра. Он дает ему коня и велит скакать к рассвету. По плану Графа Сильвестра застрелят, чтобы он не пришел на прием к королю и не пролил соус на скатерть. Казалось бы, Сильвестр должен сам стремиться заре навстречу, но его почему-то тащат из темницы три солдата, а он упирается. Как говорится, не ищите логики там, куда вы ее не клали.

П. Поляков (Граф), М. Битюков (Полковник).
Фото Е. Иванова

П. Поляков (Граф), М. Битюков (Полковник). Фото Е. Иванова

Оформление в спектакле создал сам режиссер- постановщик. Из матовой пленки вырезан замок, на нем нарисованы башенки, часы и другие элементы стены, которые бывают в гостях у сказки. На декорацию проецируются либо интерьеры меняющегося места действия, либо картины Ван Гога. Ван Гог был безумен, потому он как бы отдаленный предшественник Сильвестра. Когда Сильвестр ускакал на коне, а затем улетел на небушко, по пейзажу Ван Гога сначала скачет, а потом летит красный конь с голым всадником. Ван Гог против красного коня уже не возразит, к тому же музыка подкрадывается из-за кулис, чтобы нахлынула красота, в которой все концы в воду спрятаны. В финале спектакля задник из пленки падет, темница рухнет и свобода всех примет радостно у входа. Актеры и их инструменты сольются в фонограмме хита группы «Animals». Вообще- то, в рок-музыке XX века довольно много забойных композиций, при помощи которых можно организовать вставание зала. Группа «Животные» и их «Дом восходящего солнца» звучат «в тему» — тому свидетельство овация и даже посвист фанатов. Фанатов можно понять — на красной материи, как на алом парусе, скачет красный конь из видеопроекции. Это очень красиво. Увы, никакая материя, ни шелк, ни бархат, ни парча, ни кружево, не могут задрапировать текст, лишенный внятного сюжета и литературных достоинств.

В декабре обещана премьера спектакля «Ужин с дураком» по пьесе Франсиса Вебера в переводе Михаила Полищука. Эта «французская цензурованная вещица» относится к разряду развлекательных комедий и подтверждает горестные наблюдения критика: репертуар «Красного факела» желтеет и переходит от произведений легких к суперлегким, с пониженным содержанием красоты, правды и радости.

Ноябрь 2010 г.

В именном указателе:

• 

В указателе спектаклей:

• 

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.