Петербургский театральный журнал
Блог «ПТЖ» — это отдельное СМИ, живущее в режиме общероссийской театральной газеты. Когда-то один из создателей журнала Леонид Попов делал в «ПТЖ» раздел «Фигаро» (Фигаро здесь, Фигаро там). Лене Попову мы и посвящаем наш блог.
16+

МАРИИНСКИЙ ТЕАТР

Ставить малоизвестные в России произведения — идея хорошая, но при огромном репертуаре они идут так редко и зачастую так некачественны, что идея теряет смысл. То же самое происходит с вообще новыми произведениями — так называемыми мировыми премьерами.

Труппа укомплектована «богато», но весьма неровно. Много прекрасной молодежи, среднее и старшее поколение очень пестро по качеству голосов и вокала. Режиссура. В театре, претендующем на видное положение в мире, выбор режиссеров должен быть более строгим. Практически не приглашаются постановщики первого эшелона. Оркестр в очень хорошем состоянии, но без Гергиева позволяет себе грязь. Дирижеры, кроме главного, за редким исключением (Сохиев, Агрест, иногда Бубельников) все средней руки.

Для того чтобы соответствовать брэнду, театру не хватает стабильности. Рядовые спектакли часто бывают просто слабыми и по составу исполнителей, и по сценической реализации.

Очень интенсивное освоение репертуара. Кажется, ликвидированы все пробелы в хореографии XX века. Хуже с постановками новых балетов. Хорошие постановки новых опер: «Огненный ангел», «Поворот винта», «Очарованный странник».

Год назад казалось, что либеральные времена, начавшиеся с 1999-го (реконструкция «Спящей красавицы» Петипа, «Семен Котко» Александрова и «Пиковая дама» Галибина) и продолжавшиеся вплоть до 2005-го (год премьер последних мариинских постановок Форсайта и Чернякова), закончились бесповоротно. «Мы знали, что будет так плохо, но не предполагали, что так скоро», — эта упадническая цитата из коллективного бессознательного лучше всего отражала умонастроение свидетелей небывалого взлета Мариинского театра в конце девяностых — начале нулевых и такого же небывалого падения в конце нулевых. Лучшие спектакли — Черняков, Паунтни, Александров — сошли со сцены.

Аутентичного Петипа вытеснили советские переделки. Мариинская афиша превратилась в зыбучий палимпсест, куда более любезный руководству театра, чем стройные репертуарные диагонали. Скажем, прочерченные в балетной афише Махаром Вазиевым и Павлом Гершензоном от Петипа к Фокину и Нижинскому и от Баланчина к Форсайту. Валерию Гергиеву милее трясина, где рядом бултыхаются два «Отелло», две «Валькирии», две «Пиковых дамы» — и три «Бориса Годунова». В нынешнем сезоне Мариинка впервые за последние годы вышла на территорию по-настоящему актуального искусства, выпустив колосс «Троянцев» Гектора Берлиоза в постановке лидеров сегодняшнего европейского оперного театра каталонской группы La Fura dels Baus. Любопытным представляется также приглашение для постановки вердиевского «Аттилы» (премьера намечена на июль этого года) интересно работающего в опере Уильяма Фридкина и приглашение к сотрудничеству Грэма Вика. Свидетельствует ли это о возврате Мариинского театра к модернистскому вектору творческого развития, судить сложно: говорить о какой-либо внятной художественной стратегии, проводимой в жизнь руководством театра, сегодня по-прежнему трудно.

Лучший на сегодняшний день оперный театр России. Самый мобильный, креативный, с нетривиальными идеями, активным менеджментом, очень хорошим оркестром и вполне оригинальным репертуаром. Ни Рихарда Штрауса, ни опер Берлиоза, уж не говоря о постановках опер ХХ и XXI века, в таком количестве не найти ни в одном отечественном театре.

Что вовсе не значит, что в нем все идеально. Музыкальное качество очередных, непремьерных спектаклей оставляет желать лучшего. Сценической составляющей не уделяется должного внимания. Нет четкого долгосрочного планирования. Вообще, пять баллов — слишком жесткая сетка для оценки. Гораздо гибче было бы применить десятибалльную систему.

О балете говорить не стану. Оперные премьеры, конечно, любопытны новизной материала, но рассчитаны в основном на премьерную, элитарную публику. «Король Рогер», «Идоменей», «Троянцы» — должны поразить своей грандиозностью, однако реально режиссура сама по себе, а гергиевский оркестр сам по себе. При обилии новых концертных постановок, выступлений очевидны следы спешки. Текущий репертуар для обычной публики в небрежении. Упор на «вагнеровское» направление заставляет певцов форсировать звук, перекрикивать мощный оркестр, что сказывается на их голосах. Они забывают о том, что такое нюанс. Многочисленные гастроли театра, солистов не дают возможности сосредоточиться. Театр на чемоданах знаменит, но суетлив.

Театр продолжает внешне оставаться вполне благополучным. Из сезона в сезон пять-восемь-десять премьер. Если среди них два-три стоящих спектакля, это нормально и даже хорошо. Ожидаемый спад или синдром усталости не наступает — уже устали ждать. Есть разница премьерных, фестивальных прокатов и прокатов повседневных, но текущий репертуар шел хуже всегда. Общий уровень по-прежнему очень высок.

Мариинский театр обладает способностью делать спектакли от буквально уголовных до превосходных, со всеми промежуточными градациями.

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.