Петербургский театральный журнал
Блог «ПТЖ» — это отдельное СМИ, живущее в режиме общероссийской театральной газеты. Когда-то один из создателей журнала Леонид Попов делал в «ПТЖ» раздел «Фигаро» (Фигаро здесь, Фигаро там). Лене Попову мы и посвящаем наш блог.
16+

«АРЛЕКИН-2010»

Мальчишка мелькал в городе с 20 по 26 апреля на десяти площадках. В этом что-то есть: бездомное из-за ремонта «Зазеркалье» сделало Арлекина в самом деле вездесущим.

В афише фестиваля из полутора десятка постановок конкурсными были шесть. Гран-при решили не присуждать, оберегая уровень всероссийского фестиваля. Жюри было обескуражено тем, что иные из «гостей» оказались интереснее конкурсантов «в законе».

Например, спектакли РАМТа, особенно «Бесстрашный барин» по сказке из сборника Афанасьева, в постановке Марфы Горвиц (Назаровой). В «черной, черной комнате », похожей одновременно и на пространство детских страхов, и на учебную аудиторию-студию, разворачивается обаятельная игра, очень связанная с фольклором. Барин «бесстрашен» именно что беспредельно. Он кочует по миру со своим несчастным слугой в лихой компании с Мертвым колдуном и Повешенным. Финал истории достоин Дон Жуана с его Командором: «силы потАйные» восстали…

На мой взгляд, незаурядный спектакль приехал из Череповца. «Сны Томасины» Л. Макаровой по повести П. Гэллико поставил Яков Рубин, известный своими постановками в вологодском Камерном театре. Жанровое определение «фантасмагория в одном действии» не обманывает зрителя, здесь нет дежурной и дешевой претензии. Вот где максимализм детских чувствований воплощен с настоящей театральной энергией, страстно и с полетом воображения. Поражает эмоциональная амплитуда спектакля. Господи, какая куцая палитра у наших среднестатистических утренников, с их переливанием из хорошего в лучшее! В «Снах Томасины» трагедийная нота берется уверенно и чисто, и столь же неподдельно звонок клоунский маскарад на фантазийной арене этих снов (сценография Марины Брауловой, костюмы Натальи Ситухи). Детское горе вызывает уважение и сочувствие, малодушие взрослых оказывается серьезной проблемой, «звери, братья наши меньшие» — яркие персонажи душевной жизни ребенка. История девочки Мэри Руа, ее любимой кошки Томасины и ее отца-ветеринара рассказана как мощная сага. У спектакля на Малой сцене большое дыхание, здесь органично вливаются в действие песни уличного менестреля Таммаса (артист Гена Сорокер исполняет в этой роли собственные стихи и песни с неподдельной внутренней свободой и энергией). Реальный, не снисходительно кукольный драматизм детского спектакля — редкая ценность. То же сочетание яркой театральности и глубокого драматизма встретилось, пожалуй, лишь раз, несколько «Арлекинов» назад, в дагестанской постановке «Черная бурка» (театр из Избербаша, режиссер Мустафа Ибрагимов), — и столь же незаурядна была там «анималистика» (мощная выразительность масок и экспрессивной пластики).

Между тем и клоунада, и анималистика имелись и в основном, конкурсном составе фестиваля. Спектакль «Кло и Ун» театра из Тары произвел впечатление непритязательного учебного тренинга, обаятельного в ряде моментов, но не выходящего за рамки «общих мест» такого рода «театральноцирковых представлений». Это тем более обидно, что театр, руководимый Константином Рехтиным, развивается очень интересно, их спектакль по Ф. Ведекинду на предпоследнем «Сибирском транзите» поразил мастерством, культурой, драматическим нервом.

«Миньона», «спектакль в маске» петербургского театра «Странствующие куклы г-на Пэжо», — это некий среднестатистический пантомимический сюжет, который, быть может, срабатывает в полевых условиях (театр привык работать в открытом городском пространстве). В помещении Театра балета им. Л. Якобсона дефицит индивидуального смысла в спектакле был очевиден, — но компенсировался действительной притягательностью изменчивого, печальноироничного образа Миньоны (Тамара Карпова — лучшая женская роль фестиваля).

Лучшую мужскую роль на фестивале сыграл, как выяснило жюри, з. а. России Анатолий Лукин. В спектакле «Лорд Фаунтлерой» были отмечены, кроме старого графа Доринкура с его нежным сердцем под суровым панцирем, костюмы Татьяны Стариковой и сама пьеса Никиты Воронова по повести Ф. Э. Бернетт. Спектакль отличает старомодная добротность и элегантность, именно начиная с качественной инсценировки. Простодушие героя, простодушие сюжета, думается, возведены здесь во вполне осознанный, артистично проведенный принцип постановки.

А вот башкирское «сказание» «Мастер и подмастерье» (Театр драмы им. М. Гафури, Уфа) имело явные проблемы с драматургией спектакля. Заявленное сопряжение современности и легенды осталось формальным, и внутри самой легенды драматичные узлы также не были четко выявлены. Цельность спектакля связана с его сквозным хореографическим мотивом, поющие и танцующие девушки — узор на канве нехитрого сюжета, этот узор обаятелен и, в общем, самоценен. Спектакль и получил премию за работу хореографа Рамизы Мухаметшиной.

Был спектакль конкурсной программы, где музыка была отмечена премией жюри фестиваля. «Карлсон, который живет на крыше» — постановка московской «Академии детского мюзикла». Композитор Андрей Семенов сочинил добротную партитуру, в которой есть и обаятельные музыкальные характеристики персонажей, и хорошие ансамбли. С актерским ансамблем в постановке Жанны Жердер сложнее. Сценическое взаимодействие взрослых актеров и детей-студийцев — труднейшая проблема, и она не решена. Например, Карлсон (Эдуард Радзюкевич) абсолютно самодостаточен. Ему не так уж нужен Малыш, Малышу тоже не до взаимодействия с партнером. Жюри выезжало смотреть эту постановку в Москву. Спектакль имеет зрительский успех, это зрелище с узнаваемым сюжетом, имеющее опору в музыкальной партитуре, что не отменяет серьезного профессионального счета к спектаклю.

Премию за лучшую режиссуру получил «Камень счастья» Якутского ТЮЗа. Александр Титигиров, можно сказать, фаворит «Арлекина», случалось ему получать и гран-при фестиваля. Актеры сохраняют в спектакле ритуальную основу действия, проникнутого духом национальных легенд, но здесь есть и стремление говорить со своей аудиторией языком современной культуры, и театр умеет соединять эти вещи. Самобытность такого подхода очевидна. Возникло, впрочем, на этот раз и ощущение определенного самоповтора, как будто использована опробованная рецептура.

Фестиваль прошел в седьмой раз, у него уже есть история, есть ветераны. Петр Зубарев, когда-то влюбивший публику и жюри «Арлекина» в свое «Иваново сердце», на этот раз был членом жюри, а его спектакль можно было посмотреть в офф-программе. История «Арлекина» — это драматическое прорастание того театра для детей, который сможет противостоять рутине и многообразной пошлости. Тем же задачам каждый раз посвящена специальная программа, которая и в этом году была интенсивной. Совместно с РАМТом были проведены лаборатории «Ярмарка идей» и «Молодые режиссеры — детям», действительно творческие события, с реальной перспективой для театра благодаря грантам СТД РФ. Совместно с Датским институтом культуры, при участии Михаэля Рамлезе, исполнительного директора АССИТЕЖ и члена жюри «Арлекина», были проведены встречи, выставки, показы спектаклей, знакомящие с интересным и разнообразным опытом детского театра в Дании.

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.