Петербургский театральный журнал
16+

К ЧИТАТЕЛЯМ И КОЛЛЕГАМ

ТИГР КАК УЧИТЕЛЬ

Почему-то каждый первый номер года в последнее время оказывается условно «режиссерским».

Наступивший год — Год Учителя, приуроченный к Году Тигра, — вывел нас на тему учителей, на тему режиссерской школы и школы вообще. Определилась, я бы сказала, сквозная тема года: Учитель как Тигр, или Тигр как Учитель… В течение всего 2010-го мы будем приставать к нашим героям с вопросом о том, из какой «шинели» они вышли, — не только затем, чтобы установить «эстетический генезис», но и для того, чтобы вспомнить имена: выросло поколение, для которого имена тех, кто учил старших и средних, уже ничего не говорят, а через учеников эти люди как бы «оживают»… Не удивляйтесь отсутствию высказываний возле каких-то статей: год велик, эти люди еще скажут свое слово (не повторять же из номера в номер абзац об учителе!).

С актерской школой более или менее ясно. Скажем, наблюдая, как годами работают над ролью ученики А. И. Кацмана, я ясно видела: школа в том, чтобы усложнить или уточнить для себя какую-то конкретную задачу на каждом спектакле, не оставлять стараний, работать и работать. То есть — «ни дня без строчки», ни спектакля без миллиметра роста. Потому и неудивительно заявление Петра Семака, что он сыграл Ставрогина в «Бесах» на шестой год жизни спектакля. Он — настоящий Ученик.

Или вот «фильшты», блистательная Школа (из той же 51-й аудитории). Недавно было 20-летие Мастерской В. М. Фильштинского, съехались и сошлись все, и, как рассказывают очевидцы, Вениамин Михайлович готовился свести всех в сценах-этюдах по «Гамлету» (он поставил его на нынешнем курсе, а в МХТ давно идет бутусовский спектакль с фильштинцами). И, типа, встречаются в юбилей на учебной площадке Трухин — и нынешний студент, Хабенский — и четверокурсница… И кто из них живее??? А точнее? А «этюднее»?? Но, как доносит институтская молва, старшие взмолились: «Мы ехали в поезде и думали: только бы вы не заставили нас делать этюды!..» Понятны родовые признаки школы и симптомы ее изживания? И когда на сцене младшие фильштинцы, я вижу, как каждую минуту даже не выстроенного каким-то режиссером сценического действия они живут органической и содержательной жизнью роли…

Собственно, последнее сильное театральное впечатление связано для меня как раз со школой. Это учебный спектакль курса Г. Козлова «Идиот». О нем уже писали (см. № 56), трех исполнителей роли Мышкина наградили премией им. В. Стржельчика… Я, как всегда, оказалась в последних рядах и посмотрела спектакль не очень давно. Роскошный курс первоклассных индивидуальностей — это отдельная тема. Общее, коллективное обаяние и тепло спектакля — следующий вопрос. Но три часа (три!) ты с наслаждением погружаешься в необычайно плотные отношения, создающие воздух трех домов (Епанчиных, Иволгиных, Настасьи Филипповны), куда попадает — нет, не князь света, а живой человек, не ведающий никакого контекста, не погруженный в «предлагаемые», о которых знают все. Причем у каждого (каждого!) эти «предлагаемые» свои, каждый живет в своем коконе — и молодые актеры, все более и более усложняя, накапливая груз обстоятельств, создают поле высокого напряжения между каждым и каждым. Линии взглядов, натяжения энергетических линий создают для Льва Николаевича поле, в котором жить нельзя… Г. Козлов, как в лучшие свои времена, ничего не усложняя, а только пристально вчитываясь в строки-буквы-звуки Достоевского, создает мир жизни такой понятной, такой невыносимой и оттого такой дорогой, что не присвоить себе участие в ней практически невозможно. И актерская школа — вот она, можно дотронуться рукой.

Другое дело с режиссерами. Тут всегда трудно найти черты школы (где А. Гончаров и где Э. Някрошюс, его ученик?), тем более что режиссер вроде бы обязан оттолкнуться от Учителя, чтобы не быть эпигоном, пойти своей кривой дорогой… и, наверное, вернуться к школе. Когда и как — вопрос.

Режиссерская школа — это в основном школа московская (давно понятно, что сильной режиссерской мастерской в нашей Академии много лет нет). Но есть ли вообще некие родовые черты школ, особенно в том поколении, которое входит в театральную жизнь? Даже в Москве, где отчетлива ветвь Фоменко— Женовач—Карбаускис, часто от ствола отрастают кривоватые ветки каких-то совершенно других растений. А другие школы? Я наблюдаю молодых режиссеров в лабораторных работах, в которых ясно читаются почерки мастеров (скажем, М. Захарова, К. Гинкаса или С. Женовача), но вот они выходят «в мир» — и черты стираются, они одинаково трудно и «усредненно» входят в профессию. И отличаются ли «козловцы» от «гинкасят», а «кудряши» от «голомазовцев»? Знаю — «красовцы» (ученики Ю. М. Красовского) обладают волей и уверенностью в своих силах, козловцев (учеников Г. М. Козлова) любят в театрах, они, вслед «Михалычу», умеют создать дружество и рожать спектакль в любви. Этому научил. А чемуто другому?.. (Я не конкретно про Козлова, а про родовые признаки школ.)

В следующем номере (если этот — «режиссерская школа», то тот будет — «актерский класс», и он почти готов) мы продолжим тему школы и приглашаем к разговору читателей и коллег.

НОВОСТИ ДНЯ: PTJ. SPB. RU

Когда этот номер достигнет вас (а для подписчиков это будет середина апреля), вы сможете набрать в компьютере ptj. spb. ru и выйти на наш сайт.

До сих пор архив «ПТЖ» лежал на theatre. ru, и спасибо theatre. ru за многолетний приют, но в последние годы наша жизнь там была действительно «приютской»: ошибки при конвертации, отсутствие доступа к номерам, поисковика, невозможность что-либо поправить, уж не говоря про интерактивные проекты…

Собравшись с силами, мы разработали свой сайт, на который постепенно будет перенесен весь архив, но он составит только один из разделов. К середине года мы откроем разделы «Петербургская пресса о театре» (некий аналог московского «Театрального смотрителя») и «Театральную биржу» (в этом начинании нам помогает Комитет по культуре Санкт-Петербурга, спасибо ему большое). Молодые режиссеры, художники, артисты будут представлять там себя, мы их, а театры смогут пользоваться этим банком данных для своих нужд и меньше звонить в редакцию с просьбой посоветовать режиссера или прислать пьесу. Кстати о пьесах. Раздел «Каталог драматургии», разработанный библиографом В. Харламовой, тоже со временем займет свое место — и вы сможете получать электронные версии пьес, входящих в этот каталог.

Словом, я планов наших люблю…

ГРОМАДЬЕ…

А еще мы начинаем разрабатывать и делать серию книг о театре для маленьких. Уже почти 100 лет в России не было театральных книг и театральных журналов для детей. В 1921 г. Н. Евреинов попытался рассказать детям о природе театра, превратить читателя в зрителя. Эта книга, естественно, устарела, между тем никто больше таких книг не написал.

Цель нашей книжной серии «Театральный сверчок» из 6—8 книжек — воспитать будущего зрителя, подготовить ребенка 6–10 лет к восприятию театра. Серия должна стать маленькой детской театральной энциклопедией, хорошо нарисованной театральными художниками, но проиллюстрированной при этом и старинными гравюрами, литографиями, акварелями.

— Как там все устроено? Рассказ о зале, сцене (занавес, кулисы…). Во второй книжке это карманы, трюм, колосники, пожарный занавес, штанкетное хозяйство и т. д.

— Откуда взялся театр? Рассказы об обрядах и ритуалах разных народов, шаманские пляски и русские хороводы, древнегреческие Дионисии. И вот он — театр Древней Греции и «скоморохи всех стран» (ваганты, менестрели, кызыхчи), а вслед за ними — комедия дель арте… И так далее по векам и странам.

— Что за кулисами? А за кулисами гримерки, бутафорский цех, реквизиторская, литературная часть (дальше — костюмерная, живописный цех и т. д.). Тут происходит знакомство с разными театральными профессиями. От бутафорской легко перейти к «Театральной мастерской», в которой ребенок сам сможет попробовать сделать бутафорские фрукты, ему расскажут, из чего делается кора дерева или рыцарский меч. А в середине книжки — вкладка для настольного театра…

Тут я начинаю завидовать детям, у которых будет эта книжка…

Что такое пьеса? Кто такой драматург? Что такое драматическое произведение? Почему человеку хочется представления, зрелища? Из каких характеров вылупляются актеры? Кто такой актер? Виды театра. Например, кукольный. Как сделать Петрушку? Марионетку? Что такое вертеп? Этика зрителя… Может быть, в стихах остеровского плана:

Если на спектакле в ТЮЗе
ты стреляешь в Бармалея,
чтобы выбить негодяю
правый или левый глаз,
то прицеливайся лучше,
чтоб хорошему герою
по случайности не выбить
правый или левый глаз!

В. Жук

Думаю, на первую книжку уйдет несколько месяцев, но я заранее сообщаю вам о наших планах — чтобы предвкушали.

А сейчас идет работа над двумя книгами. В июне «ПТЖ» выпустит в свет «Как инсценировать прозу» Н. Скороход и мои «33 разговора» — книгу интервью с замечательными людьми о театре, историю последнего десятилетия нашей культуры в разговорах, комментариях, послесловиях.

А почему планов так много? Потому что в этом году, как никогда, нам очень помог Комитет по печати. Нет, до «Сверчка» мы еще не дошли. Но хоть жизнь журнала в этом году не находится под угрозой!

И всем этим нам предстоит заняться в ближайшие месяцы, дорогие читатели и коллеги, без отрыва от основного производства, поездок и преподавания в Школе. Ибо все мы учителя. Или тигры. Особенно в этом году. Так что тема школы нам не чужая.

До новых встреч!

Март 2010 г.

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.