Петербургский театральный журнал
Блог «ПТЖ» — это отдельное СМИ, живущее в режиме общероссийской театральной газеты. Когда-то один из создателей журнала Леонид Попов делал в «ПТЖ» раздел «Фигаро» (Фигаро здесь, Фигаро там). Лене Попову мы и посвящаем наш блог.
16+

РАЗ РОССИНИ, ДВА РОССИНИ… ДАЕШЬ ТРИЛОГИЮ!

Дж. Россини. «Итальянка в Алжире». Музыкальный театр «Зазеркалье».
Дирижер Павел Бубельников, режиссер Александр Петров, художник Елена Орлова

Несмотря на капитальный ремонт здания и скитания по разным площадкам города, театр «Зазеркалье» вслед за удавшейся «Золушкой» выпустил на сцене Эрмитажного театра «Итальянку в Алжире». В постановке Александра Петрова читаются приемы, уже опробованные режиссером в предыдущих сценических воплощениях Россини и Моцарта. Если раньше Петров и его неизменный музыкальный соратник Павел Бубельников, развивая линию «взрослого репертуара», предлагали зрителям преимущественно оперные мелодрамы, то «Свадьбу Фигаро» в Концертном зале Мариинского театра, «масочную» «Золушку» и нынешний опус объединяет «общий курс» на комедию.

Опера-буффа «Итальянка в Алжире» (1813) была написана Джоакино Россини в 21 год и никогда прежде в России силами отечественных артистов не ставилась, исполнялась разве что гастрольными итальянскими труппами. Изящные мелодии и очаровательные ансамбли плюс незатейливый сюжет — один день из жизни алжирского бея и плененной итальянки, — который одинаково легко проецируется и на XIX век, и на современность. Режиссер выбрал временем действия 30-е годы ХХ века. В пустыне терпит крушение итальянский самолет, и главная героиня спектакля Иза белла оказывается в плену у арабов. Художник Елена Орлова использует в оформлении фактуру полотна, размещает на сцене ткацкий станок и ковер с вышивкой на восточный манер, добиваясь, таким образом, создания атмосферы.

Сцена из спектакля. 
Фото В. Архипова

Сцена из спектакля. Фото В. Архипова

На авансцене в своеобразном сценическом прологе персонаж в военной амуниции приковывает цепью к клавесину одетую по-восточному артистку оркестра. На протяжении всего действия пленница смиренно вяжет на спицах шарфик, время от времени отвлекаясь на музыкальное сопровождение речитативов. Эта первая игровая сцена задает тон всему спектаклю. Дальше комические этюды, не отвлекающие зрителей от фабулы оперы, словно соревнуются между собой в изобретательности. Бутафорские животные (козы, змеи, суслики), парашютисты и модель аэроплана, пролетающего на заднем плане…

В 1967 ГОДУ Я ПОСТУПИЛ В ЛГИТМИК НА АКТЕРСКО-РЕЖИССЕРСКИЙ КУРС МУЗЫКАЛЬНОЙ КОМЕДИИ К ИЗААКИНУ АБРАМОВИЧУ ГРИНШПУНУ. ВПОСЛЕДСТВИИ ВЫЯСНИЛОСЬ, ЧТО ИЗААКИН АБРАМОВИЧ — ОДИН ИЗ УЧЕНИКОВ МОЕГО ДВОЮРОДНОГО ДЕДА, НАРОДНОГО АРТИСТА РСФСР, РЕЖИССЕРА Н. В. ПЕТРОВА, ПО ТЕАТРАЛЬНОЙ СТУДИИ В ХАРЬКОВЕ, ГДЕ В 1930-Х ГОДАХ ОН ВОЗГЛАВЛЯЛ ТЕАТР ДРАМЫ. ИЗААКИН АБРАМОВИЧ ПО ДЕСЯТЬ РАЗ НА ДНЮ ВСПОМИНАЛ СЛОВА И МЕТОДИКУ СВОЕГО УЧИТЕЛЯ, ТАК ЧТО У МЕНЯ СОЗДАЛОСЬ ВПЕЧАТЛЕНИЕ, ЧТО Я УЧУСЬ И У ДЕДА. ВСЕ АЗЫ РЕЖИССЕРСКОГО РАЗБОРА ДРАМАТУРГИИ, ВСЕ ЭТЮДЫ И ПРАКТИЧЕСКИЕ ОТРЫВКИ Я ПРОШЕЛ ВМЕСТЕ С ГРИНШПУНОМ.

НО ВСЕ ЖЕ, ПРОУЧИВШИСЬ В ЛГИТМИКЕ ДВА ГОДА, Я ПЕРЕШЕЛ В КОНСЕРВАТОРИЮ. ОЧЕВИДНО ПОТОМУ, ЧТО ВИДЕЛ СЕБЯ БОЛЬШЕ В ОПЕРЕ, ЧЕМ В ОПЕРЕТТЕ. Я ПОПАЛ НА КУРС К ЭМИЛЮ ЕВГЕНЬЕВИЧУ ПАСЫНКОВУ, КОТОРЫЙ, ВЕРНУВШИСЬ ИЗ НОВОСИБИРСКА, СТАЛ ГЛАВНЫМ РЕЖИССЕРОМ ТЕАТРА И ЗАВ. КАФЕДРОЙ ОПЕРЫ И БАЛЕТА В КОНСЕРВАТОРИИ. Я ПРИШЕЛ ТУДА УЖЕ НЕ МАЛЬЧИКОМ, НО МУЖЕМ. МНЕ И МОИМ СОКУРСНИКАМ ПРИХОДИЛОСЬ ВКАЛЫВАТЬ ПО 12 ЧАСОВ. РЕЖИССУРА БЫЛА ПОСТАВЛЕНА ТАК, ЧТО ПРИЙТИ НЕГОТОВЫМ ОЗНАЧАЛО САМОУБИЙСТВО. ВООБЩЕ МЕТОД ОБУЧЕНИЯ ТОГДА БЫЛ ОЧЕНЬ ЭФФЕКТИВЕН. ЕСТЬ ВОЗМОЖНОСТЬ НАУЧИТЬСЯ ПРОФЕССИИ — ВСЕ В ТВОИХ РУКАХ. НЕ МОЖЕШЬ? ОТ ТЕБЯ В ТОТ ЖЕ ЧАС ВСЕ ОТВЕРНУТСЯ. И МЫ СТАРАЛИСЬ «МОЧЬ». И БЛАГОДАРНЫ ЗА ВОСПИТАНИЕ ЭТОЙ ХВАТКИ ДО СИХ ПОР. АКТЕРСКОЕ МАСТЕРСТВО ВЕЛ ПРИГЛАШЕННЫЙ ПАСЫНКОВЫМ ВЛАДИСЛАВ СТРЖЕЛЬЧИК. ПЯТЬ ЛЕТ У НАС БЫЛА ВОЗМОЖНОСТЬ ВМЕСТЕ С БОЛЬШИМ АРТИСТОМ ДЕЛАТЬ ДРАМАТИЧЕСКИЕ РОЛИ. ЭТО БЫЛИ ШЕКСПИР, ДОСТОЕВСКИЙ, ПУШКИН, ЧЕХОВ. ЭТА ШКОЛА ПОМОГАЕТ МНЕ ДО СИХ ПОР. НА ВТОРОМ КУРСЕ ПАСЫНКОВ ВСЕХ НАС ЧЕТЫРЕХ РЕЖИССЕРОВ ОПРЕДЕЛИЛ НА ПРАКТИКУ В МАЛЕГОТ. ТАМ, НА СПЕКТАКЛЯХ «ИФИГЕНИЯ» ГЛЮКА, «ДОН ЖУАН», «ПОРГИ И БЕСС», «НЕ ТОЛЬКО ЛЮБОВЬ» ЩЕДРИНА, Я ПРОШЕЛ НАСТОЯЩУЮ ШКОЛУ: КАК ПРИДУМАТЬ — А ГЛАВНОЕ СДЕЛАТЬ — СПЕКТАКЛЬ В ОПЕРНОМ ТЕАТРЕ, КОГДА ЭТО НИКОМУ НЕ НУЖНО, КРОМЕ ТЕБЯ. ТАМ Я ПОСТАВИЛ «ИОЛАНТУ», «ФЕРДИНАНДА ВЕЛИКОЛЕПНОГО» (КАК ДИПЛОМ), «МЕДИУМ», «СКАЗКУ О ПОПЕ И ЕГО РАБОТНИКЕ БАЛДЕ», «РИГОЛЕТТО», «ЧЕЛОВЕКА ИЗ ЛАМАНЧИ», «КОНАРМИЮ». ПОСЛЕ ЭТОГО С 1983 ГОДА Я НАЧАЛ ПРЕПОДАВАТЬ САМ…

АЛЕКСАНДР ПЕТРОВ

Бей Мустафа в окружении арабов-соотечественников просматривает слайды произведений живописи с полуобнаженными итальянскими красавицами — объектом желаний Мустафы. А тут как раз его подданные сбивают самолет: на фоне задника спускаются смешные миниатюрные парашютисты. Уцелевших пассажиров немедленно берут в плен и обнаруживают среди них рыжеволосую итальянку в шлеме пилота.

Комический эффект создают намеренная несовместимость масштабов (игрушечный самолетик и крошечные парашютики), а также бутафорская живность: уютные, мохнатые козы, которых с завидным постоянством, надо и не надо, с места на место переносят за собой бедуины; змея, выползающая из люка, очарованная арией Линдоро, наконец, стайка трогательных сусликов, внимательно наблюдающая за терзаниями оперного героя.

Сцены из спектакля. 
Фото В. Архипова

Сцены из спектакля. Фото В. Архипова

Второе действие заполнено не менее изобретательными трюками. Мустафа в предвкушении любовных ласк итальянки совершенствует на тренажерах фигуру, а в это время пленные, планируя побег, собирают на сцене каркас аэроплана. В сценическое действие, как это часто бывает в спектаклях Петро ва, включается и дирижер. Таддео, опасаясь принять должность каймакана, предложенную Мустафой, обращается за советом к дирижеру. «Я бы согласился!» — сделав в оркестре паузу, отвечает персонажу Павел Бубельников. Подобные детали многочисленны — концентрация комических приемов прочно удерживает зрительское внимание на «зазеркальных» приключениях итальянки в Алжире.

Остроумные трюки и умение насмешить, что довольно трудно сделать на территории оперы в принципе, с лихвой компенсируют некоторую музыкальную монотонность исполнения. К сожалению, из-за отсутствия практики — постоянного обращения к многообразному оперному наследию Россини — страдает прежде всего музыкальная составляющая отечественных спектаклей. (В «Зазеркалье» дело обстоит все же лучше, чем у других, — набрала же форму «Золушка», получившая «Золотую маску».) Исполнители партий Мустафы (А. Сазонов), Изабеллы (В. Егорова), Эльвиры (С. Искакова), Али (Д. Неласов) превосходно отыгрывают сценические трюки, но качество вокальных интерпретаций еще требует совершенствования. Как ни старается дирижер Павел Бубельников достичь гармоничного соединения оркестра с вокальными дуэтами и ансамблями, добиться легкости и блеска в полной мере ему пока не удается. Требуется постоянный прокат, что в условиях ремонта, который затягивается, почти не реально. Однако для театральной истории возвращение Россини на русскую сцену — безусловная заслуга музыкального театра «Зазеркалье».

Февраль 2010 г.

В именном указателе:

• 
• 

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.