Петербургский театральный журнал
Внимание! В номерах журнала и в блоге публикуются совершенно разные тексты!
16+

ПЕТЕРБУРГСКАЯ ПЕРСПЕКТИВА

ШИРОКА СТРАНА МОЯ РОДНАЯ

О. Богаев. «Марьино поле». Петрозаводский театр «Творческая мастерская».
Режиссер Андрей Тупиков, художник Сергей Терентьев

О. Богаев. «Марьино поле». Театр на Литейном.
Режиссер Галина Жданова, художник Георгий Пашин

В петрозаводской «Творческой мастерской» и петербургском Театре на Литейном в одном сезоне поставлена пьеса Олега Богаева «Марьино поле». Увидев спектакли, задумаешься: по одной ли пьесе? В «Творческой мастерской» это сказка, эпический сказ о волшебном путешествии трех старух через дремучие леса и топкие болота. Идут они вместе с кормилицей-коровой, и на пути им встречается нечисть худшего разряда, чем сказочная, — то Сталин, то Гитлер, то еще какие-то человекообразные чудища. В Театре на Литейном «Марьино поле» — не сказка, а предсмертное видение женщины некоего библейского возраста, потому что вдов Великой Отечественной войны уже днем с огнем не сыщешь. Объединяют эти разные спектакли тема великой войны и образ поезда. И надо сказать, что драматургу повезло с этой фантазией — насчет куда-то исчезнувшей железнодорожной станции и поезда, который вот уже шестьдесят пять лет движется к этой станции и везет всех погибших в войну солдат. Сколько бы ни писали о войне писатели-фронтовики и писатели послевоенной поры, всех утешить, уменьшить душевные страдания, сгладить память о погибших, примирить вдов и сирот с потерями все равно не удается. А тут в одном этом поезде соединилось все: ожидание, память, судьбы миллионов. Я не хочу сказать, что Богаев закрыл тему, — как раз нет; он показал, что война каким-то образом продолжается, переходит в разряд национального фольклора, волнует воображение детей, внуков и правнуков тех, кто пассажиром мог бы ехать в этом поезде, и тех, кто его до сих пор разыскивает.

Объединяют постановки «Марьиного поля» неподдельное воодушевление и сценическая изобретательность. Такие странные произведения, на грани фарса и сказки, ради галочки в юбилейный год не поставишь. Нужен художественный ход, театральная точка отсчета. В Петрозаводске ею становится комедия-сказка. Трех старух-вдов играют актрисы старшего возраста — Людмила Зотова, Тамара Румянцева и Галина Москалева. К характерному трио присоединяется молодая актриса Галина Дарешкина в роли Коровы (все четверо получили премию петрозаводского театрального сообщества «Онежская маска» в номинации «ансамбль»). В наплывах из довоенного времени участвует практически вся труппа, потому что в памяти горемычных путешественниц воскресают молодость, мужья, женихи, счастливое прошлое с танцплощадками, робкими чувствами и верой в светлое будущее. Это лирика вдовьих судеб, к ней свои краски добавляют актеры молодого и среднего поколения. До гротеска вырастают эпизодические роли в исполнении Владимира Мойковского, которому достались персонажи-монументы, вроде маршала Жукова на картонном коне.

Сцена из спектакля «Марьино поле».
Театр «Творческая мастерская» (Петрозаводск).
Фото В. Петухова

Сцена из спектакля «Марьино поле». Театр «Творческая мастерская» (Петрозаводск).
Фото В. Петухова

Мне показалось, «Творческая мастерская» в «Марьином поле» как будто хотела повторить свой праздник-дебют в качестве независимого театрального коллектива Петрозаводска. Было это более двадцати лет назад, когда энтузиасты из большого театра на главной городской площади со скучным житьем-бытьем ушли в никуда и на свой страх и риск принялись за постановку спектакля как раз на военную тему — «Завтра была война» по повести Б. Васильева. Город сразу принял — не только спектакль, но и театр. С тех пор многое переменилось, труппа потеряла своих лидеров, обновилась и вошла в очередной виток развития. То, что театр держится за традицию, превосходно. У него были и есть спектакли, заслуживающие внимания столиц, и «Творческая мастерская» не однажды это подтверждала на гастролях. Только, к сожалению, время бежит и значительные события не повторяются точь-в-точь. И прошлое не воскресает, а, как по рисунку, обводится старательной рукой. Поэтому «Марьино поле» в Петрозаводске — удачный, прочный, проникнутый лучшими чувствами спектакль, полный грусти и негромкой патетики. Правда, он не блистает новизной, не так бодр, трагикомичен, как хотелось бы его создателям, хотя Андрей Тупиков, постановщик «Марьиного поля» в Петрозаводске, много лет работающий с «Творческой мастерской», умеет «играть» смыслами и сочетать комедии с трагедиями.

В Петербурге «Марьино поле», конечно же, трогательно и смешно, но местами ядовито. Последнее относится к прологу, где в маршевом темпе зал оглушает распроклятая всеми песня «Широка страна моя родная», а для тех, кто, слава богу, не слышит ее, «высокий сюжет» излагается на языке глухонемых. Удар нанесен, на мой взгляд, с оплошностью, чтобы с больной головы все свалить на здоровые (и очень талантливые) головы Исаака Дунаевского и Василия Лебедева-Кумача. Ну что же, тут не только судьба страны, тут и судьба песни — оптимизм ее невыносим для тех, кто знает историю «сталинских побед» из учебников и разоблачительных фильмов. «Страна родная» увидена под этим углом. Может, дело в том, что главные авторы спектакля молоды и потому решительны — это дебюты режиссера Галины Ждановой и художника Георгия Пашина.

Сказать правду о войне — одна их задача. Другая — придать этой правде, несмотря ни на что, красоту. Они находят ее в национальном колорите, которым окрашено сценическое действие. Здесь он, то есть колорит, не мешает, не режет глаз и не раздражает (что, как понятно, часто случается с национальным колоритом). Правда, сатирическая атака пролога и хороводно-танцевальная рамка не очень-то сходятся. Совсем в другом ключе тема несчастной «широкой» страны повторяется еще раз — когда на сцену падают похоронки или когда гремят жестяные ведра — вся народная недвижимость послевоенной эпохи.

Сцена из спектакля «Марьино поле».
Театр на Литейном.
Фото Ю. Белинского

Сцена из спектакля «Марьино поле». Театр на Литейном.
Фото Ю. Белинского

В петербургском спектакле старухи тоже идут к станции. Сопровождает старух хор. Он состоит из коров-подруг, одновременно ансамбля березок, хоровода красавиц в белоснежных рубахах, с длинными косами по спине, с жестяными кружками-колокольцами в руках. Время от времени хор вовлекает старух, они кружат все вместе. В такой раме даже непечатная лексика, привычная в устах русской крестьянки, как-то облагораживается, смягчается. Внутренние темы выпеваются или вытанцовываются. Так, история лесного источника, который может возвратить молодость (но не возвращает), излагается в маленьком балете, хореография его тоже близка народным хороводам, проста, без изысков.

Художнику для всех мест действия и поворотов сюжета хватает единственного деревянного пратикабля — он и телега, и качели, и крест на погосте, и банный сруб. Вокруг него движется хоровод, перед ним маршируют или бредут старухи и проплывают коровы. Шумовой и смысловой эффект создают многочисленные ведра, они дырявые, что, по ловко задуманной и исполненной метафоре, означает бедность и дырявость послевоенного быта всех и этих деревенских женщин в частности.

В спектакле есть и сказочность, и поэтичность, и только по финалу понятно, что все увиденное не сказка, а лента памяти, большое прощание. Когда же старуха умирает, то есть в реальности уходит, а вернее, удаляется за задний занавес, на ее место ложится бывшая Корова, которая каким-то образом очеловечилась и заступила на пост вечной русской солдатской вдовы.

Музыка собрана Владимиром Бычковским, асом по этой части. Есть в музыкальном фоне вполне ординарные вещи — и песенки Утесова, и парадные марши-песни Дунаевского, и пародийно представленный Сен-Санс. Но более всего удались оркестровые симфонические репризы (автор мне неизвестен). Пока они звучат, с «неба» падают «похоронки». Их много, они в ведре у Гитлера, они в карманах вдов. Красные бумажные квадратики — могучие знаки пролитой крови и красного дурмана, в котором жили мы все. Драматург, а следом за ним и театр здесь не нажимают на этот «дурман» (в отличие от бравурного пролога). Героини спектакля давно забыли лозунги, которые над ними развевались всю их жизнь, они больше ни с чем не сражаются. Они по первому зову памяти отправляются в непосильный поход к какой-то станции, а станция — под водой, под жизнью. Об этой станции «говорит» только время от времени возникающий стук колес поезда. Поезд длиной в шестьдесят с лишним лет, что еще не привез всех (!) солдат с последней мировой войны и никогда не привезет, — трагическая метафора. Понимая это, театр выделяет как кульминацию сольный танец коровы под «музыку» вечно надвигающегося поезда. Страстное отчаяние, безнадежность и призыв к чему-то или к кому-то читаются в нем. Эта острая выразительная пластика под оглушительный и симфонизированный стук мистического поезда — находка. В спектакле немало таких находок, ему вообще присущи динамичность и экстатичность, и возраст главных героинь не помеха. Движется хоровод, пляшут коровы, вращается вокруг своей оси станок, и все женщины включены в этот трагикомический пляс.

В режиссуре упор сделан на крупные знаки. Таким знаковым моментом стала встреча в лесу то ли с белкой, то ли с кикиморой, то ли с диктором Левитаном, который торжественным голосом отменяет «похоронки» по волшебному указу свыше. Удачно общее решение спектакля, его сценография и хореография — и нельзя не отметить, как хороши исполнители. И опытные актрисы театра, и его дерзновенная молодежь. Старухи: Елена Ложкина — старшая, хитроумная Марья; Ирина Кушнир — романтическая, наивная Сима; Ирина Лебедева — несчастная, грубоватая Проша. Актрисы оттеняют характеры так, что трио выглядит ярким, по-человечески теплым. Хоровод из шести коров-березок-красавиц — Вероника Дмитриева, Татьяна Тузова, Полина Воронова, Анна Екатерининская, Мария Иванова, Ася Ширшина — становится по закону древнего театра коллективным персонажем, он на равных входит в общее дело. Получился женский спектакль о женской доле, сыгранный теми, кто не знает никаких военных испытаний, но с охотой и состраданием вступил в вечный хоровод.

Ноябрь 2009 г.

В именном указателе:

• 
• 
• 

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.