Петербургский театральный журнал
Блог «ПТЖ» — это отдельное СМИ, живущее в режиме общероссийской театральной газеты. Когда-то один из создателей журнала Леонид Попов делал в «ПТЖ» раздел «Фигаро» (Фигаро здесь, Фигаро там). Лене Попову мы и посвящаем наш блог.
16+

«ON.ТЕАТР»

ПОСЛЕ ЭЙФОРИИ

Столица автоматически переходит в Васюки. Сюда приезжает правительство. Васюки переименовываются в Нью-Москву, Москва — в Старые Васюки. Нью-Москва становится элегантнейшим центром Европы, а скоро и всего мира… А там, как знать, может быть, лет через восемь в Васюках состоится первый в истории мироздания междупланетный шахматный конгресс!

И. Ильф, Е. Петров. 12 стульев

Первую лабораторию молодой режиссуры «ON. Театр», прошедшую в Петербурге в апреле—мае этого года, легко можно приравнять, как минимум, к «междупланетному шахматному конгрессу». Не то чтобы в нашем городе вообще ничего не происходит, но с молодыми не происходит точно. А тут молодые режиссеры, по преимуществу молодые актеры, современная драматургия и «инопланетяне» (в смысле — профессиональная коллегия экспертов из разных городов от Москвы до Екатеринбурга) собрались разом в одном месте. Еще недавно все питерские «шах-секции» (читайте — театры) и представить себе не могли, что такое возможно в нашем театральном уезде. Оказалось — возможно.

Оксана Кушляева. Фото С. Сапронова

Оксана Кушляева.
Фото С. Сапронова

Молодые режиссеры выбрали из предложенного устроителями списка одну современную пьесу каждый, нашли актеров, за двадцать репетиционных дней сделали эскизы спектаклей, показали их и выслушали на обсуждениях все, что так хотели сказать им эксперты и зрители. Дальше эксперты выбрали шесть особенно удачных эскизов, еще семь, требующих доработки, для будущих спектаклей выделили помещения, назначили даты премьер, кто-то выйдет на большую сцену Ленсовета, кого-то пригласили поставить спектакль в Краснодаре, других разобрали по российским фестивалям. Театральная общественность пребывала в эйфории…

И вот, когда прошло время и не за горами лаборатория № 2, хотелось бы сделать (раз уж это лаборатория) некоторые выводы по итогам первой.

Еще в процессе опроса режиссеров стало понятно, что молодые постановщики находятся в сложных отношениях с современной драматургией. Если режиссер выбирал пьесу из предложенного Дмитрием Егоровым списка, то часто менял ее до неузнаваемости, купировал, переделывал или воспринимал как бы свысока. Если режиссер проявлял инициативу, настаивал и выбирал пьесу сам, то практически в 100% случаев пьеса оказывалась плохой и причину этого выбора было трудно объяснить. Посему хочется сделать вывод: питерская молодая режиссура с молодой же драматургией пока общего языка не нашла, но, может быть, как раз в этом им и должны были помочь эксперты на обсуждениях…

К жестким конструктивным обсуждениям тоже оказались не вполне готовы. Спустя два дня после начала лаборатории на просторах интернета, да и сразу после спектаклей, стали раздаваться возгласы и участников лаборатории, и различных доброжелателей о недовольстве критикой («зачем ругали актеров, они ведь старались», «почему не говорили о режиссуре, а только о выборе пьесы», «зачем так долго обсуждать»). Критика же со своей стороны была настолько лояльна, насколько вообще может быть лояльной критика, чтобы не ударить в грязь лицом.

Однако творческие команды одного спектакля нечасто посещали обсуждения других и оттого не понимали логики, по которой их не хвалят или ругают, а пытаются разобраться в проблемах эскиза, выбора материала, его анализа, конечного решения. Так проявилась какая-то удивительная инфантильность нашего театрального сообщества (включая режиссеров, актеров, журналистов и простых театралов), которому вместо конструктивной критики хотелось услышать: «Все такие молодцы!». И молодцы, кто же спорит, только нельзя же превращать лабораторию в «акцию согласия и примирения»…

Еще одно аккуратное замечание. Молодые режиссеры по большому счету «аккуратничали». Не экспериментировали, пробовали и ошибались, а за отведенное им время стремились изготовить пусть и непритязательный, зато готовый спектакль, сделанный по всем законам традиционного театрального искусства…

Молодежный центр театрального и киноискусства «МИГ» во главе с инициатором и руководителем молодежной лаборатории Миленой Авимской готовится запустить огромное количество проектов для режиссеров, уже участвовавших в лаборатории и только собирающихся принять участие. На пресс-коференции в сентябре был представлен список событий, которые уже произошли или вот-вот произойдут в Петербурге. Опять, как у доверчивого жителя Васюков, у петербуржца захватывает дух. И, снова погружаясь в эйфорию, хочется верить, что театральная интеллигенция, уже наученная первой лабораторией, притерпелась к критике, а режиссер, приглядевшись к современной драме, готов безвозмездно экспериментировать и получать по рукам за свои эксперименты.

А там, как знать, может, лет через восемь… Петербург из театрального музея превратится в столицу экспериментальных театров.

«ON.ТЕАТР». ЛАБОРАТОРИЯ ДО

Беседу с Миленой Авимской, продюсером, руководителем центра «МИГ», организатором лаборатории, ведет Надежда Стоева

— Как возникла идея проведения лаборатории?

Милена Авимская. Фото П. Зобнина

Милена Авимская
Фото П. Зобнина

— Так сложилось, что я познакомилась с режиссерами Митей Егоровым, Пашей Басовым, Йоханом Боттом, Антоном Милочкиным в тот момент, когда у меня уже была идея создать большую молодежную организацию, в которой можно было бы давать молодым шанс реализовываться и зарабатывать. В больших театрах у них нет возможности что-то поставить, они не имеют больших ролей и их реализация откладывается на несколько лет. В основном они сами себе ищут работу, никому не выгодно ими заниматься. Хотя бы первые три года кто-то должен помочь им встать на ноги. Митя озабочен проблемами молодежи, так как сам через это прошел и проходит и хорошо понимает питерскую конъюнктуру. Я пишу диссертацию на эту тему и изучила историю вопроса.

В формате лаборатории возможно найти людей, которые способны делать спектакли, творить. Я как продюсер не могу позволить себе взять всех молодых, желающих ставить спектакли. Уже на этом этапе понятно, что есть режиссеры, от которых уходят актеры, которые не могут четко определить предназначение артиста. А если я решаю взять этого человека на работу, вложить в него деньги, а он окажется не способным? Что тогда делать?

Сейчас в лаборатории никакого конкурсного отбора не было, поэтому шли все кто хотел. Мы выберем тех, кто сильнее.

В программу OFF входят работы режиссеров, которые уже какое-то время поскитались по театрам Питера и сделали спектакли не в рамках лаборатории. Для них это возможность заявить о себе, они поставили спектакль, но еще не умеют его прокатывать.

— Каков был принцип отбора режиссеров и пьес?

Два критерия отбора режиссеров — до 35 лет и высшее режиссерское образование. И два критерия отбора пьес — это современная драматургия последнего десятилетия и пьесы, не ставившиеся в Питере. Конечно, это нонсенс, что современная драматургия почти не идет в Питере. Лаборатория — маленькая ступенька на пути к чему-то большему. Маленькая возможность для режиссеров и актеров себя увидеть и прозвучать. Это наше общее дело, не мое личное, а общее.

— Кто войдет в экспертный совет?

— Это люди, которые понимают сегодняшнее положение театра, чувствуют современный театр. Геннадий Дадамян, Марина Дмитревская, Олег Лоевский, Павел Руднев, Евгения Тропп, Гарольд Стрелков (от принимающего нас Театра им. Ленсовета), Дмитрий Егоров (от нас, устроителей, от молодой режиссуры). Будет еще и зрительское голосование — самая весомая экспертиза. Мнение экспертного совета может не совпасть со зрительским ощущением. Те спектакли, которые выберет экспертный совет, мы оставим в репертуаре Молодежного центра. Может быть, в репертуар войдут и те спектакли, за которые проголосуют зрители. Ведь главная задача не выбрать одного лучшего, а дать возможность реализоваться тому, кто хочет и способен сделать спектакль.

— А что вы хотите увидеть на выходе?

— Мы хотим увидеть почти готовый спектакль. Мы даем для репетиций двадцать точек (но они могут собираться сколько угодно), должно быть режиссерское решение, знание текста и какое-то актерское решение.

Но самое главное начнется потом, после лаборатории…

Апрель 2009

Если честно, то наша Академия на уровне специальных дисциплин режиссеров готовит слабо. Например, кто-нибудь умеет ставить после Академии хороший свет? Художников толком не учат работать с режиссерами, а режиссеров — с художниками. И в библиотеке лежат пьесы двадцатилетней давности, а современных — ни фига.

Дмитрий Егоров. Фото из архива Д. Егорова

Дмитрий Егоров
Фото из архива
Д. Егорова

Но дело не в этом. Всего этого можно и не уметь. В конце концов, и Мастера не виноваты — они другому учат, другое важнее. Но сразу после Академии тебя, как Александра Матросова, швыряют грудью на амбразуру. Завтруппой, сдача макета, смета, распределение, план выпуска… Это достаточно сложный период акклиматизации. А механизм передачи режиссеров-выпускников в театры на диплом утрачен наглухо. На каждой защите дипломов есть люди, которые защищаются спустя лет пять-семь, то есть все эти годы у них не было возможности что-то где-то поставить. Лаборатории ускоряют этот путь к профессиональному театру. Надо за небольшой срок все успеть сделать. «Дыхалка» хорошо разрабатывается, грубо говоря.

Появляется в городе Милена Авимская. Говорит: «Давайте что-то делать». Пашка Басов говорит: «Давайте фестиваль делать вообще молодежный». И встал вопрос, как сделать так, чтоб это хоть кому-то стало интересно. Ну, или хотя бы нам… не фестиваль, а в принципе — чтобы интересно. И решили придумать лабораторию. Ограничений — никаких, кроме фильтра драматургии (с нашей стороны) и наличия диплома (с их стороны). И то в трех случаях пошли на уступки с пьесами, но там режиссеры уперлись. А принципиальность это или упертость — на показах ясно станет.

Идея хорошая, честно, мне очень нравится то, что придумалось. Город сможет на режиссеров посмотреть, режиссеры — на город. Люди умные их посмотрят, поговорят. Актерам — тренинг. Театральной общественности — впечатление. Как минимум, с пьесами познакомятся. Ну, и театру Ленсовета респект, и Комитет по культуре себе пункт добротный в отчет добавит. Но главное — коллегам помощь реальная.

А на выходе… Я сильно надеюсь, что из двадцати с лишним показов какие-то позднее смогут превратиться в спектакли. Именно поэтому — не фестиваль, а лаборатория, работа. И даже предвижу, что показов будет не двадцать с лишним, а пятнадцать. Свалятся какие-то люди, уверен.

Драматургия для лаборатории — в основном пьесы, не ставившиеся в Питере в силу консервативности и неактивности города. Вообще, современную драматургию в академическом театре ставить не надо. Не срастается очень часто. В Москве человек может прийти с идеей в Театр. doc или в центр Рощина—Казанцева, поставить там современную пьесу, первый раз взлететь или в первый раз обломаться. Но что-то попробовать. А у нас такого нет.

К тому же трудно сравнивать показ по Шекспиру и показ по Пресняковым. А показ по Пресняковым и показ по Клавдиеву — можно. Пьесы все проверенные, все ставились. Лично мне пафос «Новый драмы» не близок, я флагом махать не хочу, но то, что очень многие хорошие современные тексты не были поставлены в городе Петербурге, — факт. Их мы и стараемся брать. Мы дали режиссерам список из 30 пьес. Кто-то выбрал из этого списка. Кто-то предложил свой вариант. Некоторые пьесы принимались сходу, некоторые… я был радикально против трех пьес. Но Милена мудро говорила: «Надо дать возможность всем». И она права. Поэтому мы просто обозначаем какие-то простые условия, даем реп. точку и полную свободу.

Собирали просто, хоть и сумбурно. Кинули клич, все, кто успел до срока подойти, — подошли. Режиссеры кино захотели поучаствовать… Хочется собрать хороший цеховой питерский общак и в нем повариться, разобраться.

В жюри себя не мыслю при этом. Не дорос еще, да и судить коллег нельзя. И вообще считаю, что кто-то из молодых в жюри и не особо нужен. Молодые в итоге ничего не решают. Надо попытаться провести переговоры со взрослыми. Чтоб увидели, чтоб поговорили, чтоб школа какая-то была.

А мой интерес… Элементарный. В Сибири часто спрашивают: «А кто сейчас у вас в Питере из молодых вообще есть?» Мне самому хочется знать — кто у нас есть из молодых. И главное, чтоб город узнал. Позовут кого-то ставить — здорово. Доведут до спектакля — отлично. По мозгам на обсуждении дадут — тоже хорошо, тоже опыт. Главное, чтоб пришли. И чтоб отсидели. И я обязательно буду сидеть на всех показах. Потому что интересно.

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.