Петербургский театральный журнал
Блог «ПТЖ» — это отдельное СМИ, живущее в режиме общероссийской театральной газеты. Когда-то один из создателей журнала Леонид Попов делал в «ПТЖ» раздел «Фигаро» (Фигаро здесь, Фигаро там). Лене Попову мы и посвящаем наш блог.
16+

ПЕТЕРБУРГСКОЕ ВАРЕНЬЕ

В_РЕАЛЕ_СЧАСТЬЯ.NET

«Одиночество в сети». По одноименному роману Я. Вишневского.
Театр-фестиваль «Балтийский дом».
Сценическая версия, режиссура Генриха Барановского, художник Алексей Порай-Кошиц

Лучше три дня на «Титанике» с Лео, чем всю жизнь со своим козлом на проспекте Большевиков!

Татьяна Москвина

Блондинка: 30 апреля я надену зеленые леггинсы, налью шампанского в оба бокала, из которых родители пили на своей свадьбе, и выпью за день рождения Якуба. Одна. Не приходи.

Брюнетка: Кристина, ты в своем уме? Он ведь не живой! Он — бумажный.

Блондинка: Да он живее всех этих потных придурков. Посмотри на них. Тьфу!

Диалог после спектакля

Группа «Одиночество в сети» (см. ВКонтакте) дрожит, вибрирует.

Премьера. Галопом к кассам. Ладошки влажные. О, счастье. Середина партера всего по 800 р. А я достала билет только на 17 число. Остается покорно ждать. Купил специально пиджак и ботинки, а то в кедах не покатит в театр. Спасибо за лишний билет, вы даже не представляете, что вы мне подарили. Билетов уже нет. Помогите! А я не смогу на премьеру, потому что как раз 20-го должна встретиться с тем, с кем четыре месяца переписывалась в сети. Лечу к нему на самолете.

Из откликов на книгу. Плакала, когда читала письмо Дженнифер. Плакала, когда погибла Наталья. Рыдала целый вечер, когда Ева осталась с мужем. Как она могла так поступить? Ненавижу ее! Перечитывать! Это — шедевр!

Чей стон раздается? Чьи слезы ручейками влились в озера синие?

То ли скудно образованных девушек, не ведающих томления в темных аллеях, не гуляющих по ялтинской набережной с Гуровым? (По желанию вписать любого героя высокой русской или западной прозы о любви.)

То ли девиц, отсидевших в темнице паутины свой срок, да так и не дождавшихся судьбоносного прилета комарика?

То ли томящихся от женской невостребованности тетенек, замороженных рыбьими взглядами мужа?

От факта феноменального успеха книги Януша Вишневского «Одиночество в сети» сотни отмахиваются репликой: «Подделка, чизбургер, пролистал, отбросил. Дурновкусное чтиво обсуждению не подлежит».

Полученные автором 35 000 электронных исповедей, после которых Вишневский мог бы ощутить себя виртуальной слезопроницаемой жилеткой, новоявленным Флобером (Ева — это я), — им, конечно же, не указ. Да, населения с дозированным IQ, просящего совета-ответа у «дорогих редакций», колдунов (вот, наконец, и литераторы дождались) у нас и за пределами страны — избыток.

Однако не так все прозрачно и однозначно. Роман о виртуальной любви, завершившейся в реале трагически, цепляет, увлажняет глаз не только тех, у кого ум короток. Да, неглупые отчетливо видят хромоту прозы Вишневского: композиционные неувязки, однообразно заканчивающиеся эпизоды, пафос, выспренние диалоги, часто занудливые наукообразные рассуждения, зашкаливающую сентиментальность. Продвинутую аудиторию передергивает и от явного авторского любования собственным сластолюбием. Но вопреки всему этому роман бередит душу. Механизм зацепки не сложный, но вечный. Желание погрузиться в ирреальное, сказочное, но парадоксальным образом как бы и к себе применимое. Этакая тайная примерка очередной туфельки. Несколько лет назад пожилая дама, учитель многих театральных критиков, сохранившая до последних минут статус одной из самых красивых женщин Петербурга, в телефонном разговоре призналась: «Только не говори никому. Я смотрю по телевизору „Бригаду“, и мне очень нравятся эти мальчики…». Чем? «Понимаешь, они — мужчины».

И в этом ее коротком выдохе была тоска не по брутальному рядом и уж, конечно же, не тяга к криминалу, а неистребимая потребность романтизировать, грезить.

Герой Вишневского Якуб — персонаж для полнометражной женской грезы. Мужчину, наделенного такими беспримесными раритетно-мезозойскими качествами, на самом деле хочется взять со страниц романа к себе домой: а) хотеть, б) жалеть, в) любить.

Скажите, на какой процент заполняемости своего мегазала мог рассчитывать «Балтийский дом», лишенный станции метро «Горьковская», поставь он, допустим, «Генриха V» Шекспира? Идея же постановки «Одиночества», причем первыми в Европе, — блестящий маркетинговый ход. Тропа не только не зарастает, но тротуары Петроградской стороны уже прохудились. Аншлаг, проданные на два месяца вперед билеты — несомненная победа театра. И искренняя же за него радость. Но.

Понятно, что, доверив постановку многоопытному польскому режиссеру, предоставившему собственную сценическую версию, надеялись на лучшее.

Инсценировка могла бы стать отдельным бестселлером, попади роман в литературно грамотные руки. Но режиссерская всеядность не перестает поражать: сам переложил, сам поставил — стало нормой. Принципиально разные профессии органично сливаются без потерь у единиц. Текст Барановского неимоверно раздут. Будто опасался он гнева поклонников «Одиночества»: пропущу хоть один сюжетный извив — не простят. Не пропустил. Иллюстрировал почти четыре часа.

Спектакль хочется перезагрузить с безвозвратной потерей следующих файлов: Ева, болтающая со своей парикмахершей, история про Эйнштейна и его мозг, сцена с демонстрацией холодильника, в котором как бы труп, Ева в споре со своими сердцем и разумом, посещение подругами музея эротики, выезд этих же подруг на пленер к свинье Жозефине, видеоуход в мир иной Якуба на фоне окрашенной в розовые тона дубовой рощи…

Т. Кузнецова (Ева), В. Соловьев (Якуб). Фото Ю. Богатырева

Т. Кузнецова (Ева), В. Соловьев (Якуб).
Фото Ю. Богатырева

Бесконечная чехарда сопутствующих историй не дает на любовь свое сердце настроить, отношения Якуба и Евы меркнут. А ведь это то, ради чего, собственно, мы и пришли.

Стройности, легкости могло поприбавиться, если бы сомнительный по части художественного вкуса рассказ о любви ксендза и монахини подвергли обрезанию. Обращать же внимание известного режиссера на то, что распинать ксендза на приподнятых шпалах аки Христа — пошловато… даже как-то неловко…

Сценографический разгул ест глаза. Хотели эффектно, получилось квадратно-гнездово. Много шпал. И фур. И огромных экранов с параллельно плывущими по ним видеорядами. Постановщик видеоарта Светлана Бакушина предлагает нам по большей части бессмысленные слайды. Дурно заснятыми видами городов, лесов, полей и рек удивлять сегодня более чем странно. Попытка усилить сценическое действие одновременным существованием тех же персонажей на видеопленке синтетическим видом искусства не обернулась, net.

По режиссерской воле за яркоэротическое в спектакле должна держать ответ Регина Лялейките (Дженнифер). Актриса честно воспроизводит хореографическую фантазию Сергея Грицая на тему «тантрический секс на русской сцене», демонстрируя каждым движением, насколько все-таки он нам еще чужд… И неподвластен…

Как же иногда бывает жаль ни в чем не повинных артистов…

От Татьяны Кузнецовой (Ева) ожидали обольстительности в сочетании с исследованием гордой польской души. Обольстительность — наличествовала, но глубже что-то не срослось. Кажется, что актриса не увлечена героиней, что ей скучновато ее играть. Нарочито-манерные интонации, натужная лиричность, всхлипывающий голос. Будто работа над образом ограничилась изучением всех «Варшавских мелодий» и созданием своей версии, увы, проигрывающей любимым образцам.

В поисках радости от «Одиночества» находим глухонемую Наталью. Варвара Маркевич чудесна: очень молода, красива, чувственна, с оправданной пластической экспрессивностью.

Самое парадоксальное, что в спектакле, чем только не перегруженном, главное таки случилось. Мы увидели Якуба. Ровно такого, каким грезили. Редчайший случай материализованной фантазии. Андрей Терентьев (юный Якуб), с криком в финале I акта «Почему Бог молчит?!», может войти в недлинный список актеров, чьи крики становятся знаковыми на десятилетия.

Валерий Соловьев (зрелый Якуб) обеспечил все личностные характеристики героя: красив, умен, порядочен, задумчив, нежен, много пережил. Его Якуб смотрит, страдает, любит так, что понимаешь: он настоящий, глубокий. Таких не бросают.

Март 2009 г.

В указателе спектаклей:

• 

В именном указателе:

• 

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.