Петербургский театральный журнал
Блог «ПТЖ» — это отдельное СМИ, живущее в режиме общероссийской театральной газеты. Когда-то один из создателей журнала Леонид Попов делал в «ПТЖ» раздел «Фигаро» (Фигаро здесь, Фигаро там). Лене Попову мы и посвящаем наш блог.
16+

Татьяна Москвина о спектакле

Римас Туминас — режиссер, в спектаклях которого, как правило, нет ни одного героя, вызывающего сочувствие, даже если это сочувствие в чрезвычайной степени предусмотрено автором пьесы. Его герои — уроды и демагоги. Ценностные ориентации, таким образом, предельно смещены, а борьба и конфликт исчерпываются репликой Ивана Карамазова «один гад съедает другую гадину».

В «Троиле и Крессиде» перед зрителем проходит целый парад несмешных карикатур. Ахилл, самовлюбленный идиот-извращенец, дефилирует на пару с Патроклом-трансвеститом, раскрашенной куклой огромного роста, в женском платье и босоножках на платформе. Аякс — злобный толстый придурок. Троил — молодой болван, вопящий текст, который он сам не понимает. Крессида — всклокоченная кретинка в начале и дешевая б… в конце. Елена — вульгарная бандерша, у которой под плащом надет муляж толстого голого тела с торчащими сиськами и волосами на положенном месте — это место слюнявый дегенерат Парис прилежно вылизывает. Ну, делает вид, конечно, намекает, однако чувство некоторой брезгливости остается. Омерзительны все, кроме, разве, умного и сердитого Улисса (О. Макаров) — единственная роль, которую можно признать хоть как-то сыгранной и осмысленной.

Что это за история вообще? Зачем она? Ни любви, ни настоящего противостояния. Скучные декорации (все на плоскости, нет рельефа), скучное музыкальное оформление (Сарабанду Генделя включают раз десять). Режиссерские ребусы несвежи, а когда в финале персонажи начинают рубить ножами капустные кочаны, эта несвежесть становится еще и заимствованной — у Камы Гинкаса («Играем „Преступление“»). Причины любви некоторых критиков к этому спектаклю для меня непостижимы. Видимо, дело в каких-то особенностях мышления, которых у меня нет. Когда я вижу на сцене постоянно визжащую женщину (например, Крессиду — Е. Крегжде), мне хочется вызвать к ней врача, а не писать статьи о том, что она-де символизирует современное состояние мира и т. п. А шесть мужчин в белых банных халатах для меня — шесть мужчин в белых банных халатах. Изнеженные греки, говорите? А доказательства?

Туминасу хорошо бы иметь свой театр мест на сто, где и показывать влюбленным театроведам свои шарады об упадке мира. Его существование в театре имени Вахтангова чревато мучениями — и его и труппы.

В указателе спектаклей:

• 

В именном указателе:

• 

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.