Петербургский театральный журнал
16+

«НОВАЯ БУРЖУАЗНОСТЬ» В ИСКУССТВЕ — ЧТО ЭТО?

Советская власть плюс капитализация всей страны неизбежно меняют группу крови и способ мышления нашего театра. Перестав быть храмом, площадью, университетом, театр лет пятнадцать метался, не находя себе места. Но он живет «у времени в плену». И в тот момент, когда государство решило скинуть его с плеч долой, наш театр — это уже не тот театр, что был. «Новая буржуазность» погладила его своей шелковой лапкой, а он и не заметил, как внутренне приготовился к переходу от театра — к варьете и казино.

Что же такое — эта «новая буржуазность»?

Это «сделайте нам красиво»?

Это Евгений Гришковец, доевший свою собаку и лучезарно улыбающийся теперь с гигантских реклам? Что рекламирует — не знаю, но изображен на фоне моря. Вот и сюжет: «Как реклама съела меня».

Или не реклама? Или закрытые клубы? Но только «Дредноуты» в театре и акриловое море за спиной на постерах — тот самый конфликт, о котором мы решили начать разговор.

От себя скажу незамысловато. Для меня всякая буржуазность синонимична бестревожности, комфорту, желанию отразить не действительность, а сладкий сон о ней. Не тревожиться и не тревожить зрителя. Театр играет имиджами (раньше было ИМЯ — теперь БРЭНД), пиар заместил собою театральную критику. Усталые, придушенные государством и бизнесом, театры поют и танцуют так, что антрепризу уже трудно отличить от репертуарного театра (тут-то государство и берет их всех голыми руками). Все возможно, но в год 250-летия русского театра процесс этот как-то особенно не соотносится с многовековыми традициями, тем более «сделать красиво» наш театр не очень умеет, не тому двести пятьдесят лет его учили…

«Новая буржуазность» не всегда осознается самими творцами, тем более что она ведь может быть мелкая, а может быть и крупная. И вот, мелкая и крупная, она, эта «буржуазность», вползает в наш театр наподобие таракана, и театры развлекают зрителя «тараканьими бегами». А дальше — прямо по Татьяне Москвиной: «Таракан — паразит не местного масштаба. Таракан — космополит. Недаром Сергей Довлатов писал, что таракана узнал только в Америке, в Ленинграде их не было. Что символизирует собой таракан, неясно. Может, наступление времени мелкой корысти, мещанства, царства материальных расчетов, всеобщей торговлишки? Рыночную экономику?»

Нашим коллегам мы задали следующие вопросы:

1. Правомерно ли говорить о «новой буржуазности» в современном искусстве и искусстве современного театра?
2. Каковы ее черты сегодня?
3. Что роднит «новую буржуазность» со «старой» и что в них разнится?
4. Какие формы принимает сегодня «новое буржуазное» искусство? В чем позитив этого процесса? В чем негатив?

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.