Петербургский театральный журнал
Внимание! В номерах журнала и в блоге публикуются совершенно разные тексты!
16+

НЕ ПЕЙ ВИНА, ПЕТРУШКА!

А. Иванов, О. Проклов. «Мышка бежала, хвостиком махнула…». Большой Театр Кукол.
Режиссер Сергей Столяров О. Проклов, А. Александрова.

«Петрушка и Витязь». Большой Театр Кукол.
Режиссер Сергей Столяров

Быть современным и актуальным стремится буквально каждый художник. Каждый находит свои приемы, методы, слова и краски. И каждый считает истинно верной именно свою точку зрения, свой взгляд на современность, на что, собственно, имеет право.

Две премьеры, которые состоялись в Большом Театре Кукол, явно выражают тенденцию стремления к актуальности и даже злободневности — вплоть до политической (!). Активно «продвигаемая» нынче тема патриотического воспитания также бесспорно прослеживается в спектаклях «Мышка бежала…» и «Петрушка и Витязь». Воспитание патриотических чувств, фольклорной и политической грамотности «с младых ногтей» (спектакли предназначены для дошкольников) — дело похвальное, цель благородная. Вопрос традиционно упирается в средства.

Радужные блики Жар-Птицына хвоста, словно спрыгнув с занавеса, пляшут на «деревянных-резных» ширмах — доминирующем элементе оформления «Мышки…» (ширмы по ходу действия трансформируются: забор, лес, и т. д.). Облик персонажейкукол, выдержанный в добротном стилистическом единстве с декорациями, привычно укладывается в рамки с детства знакомых традиций сказочного кукольного театра (круглощекие бодрые супруги-пенсионеры, кошка, собака и другие животные — в сарафанчиках-косоворотках). «Мышка…» начинается по-хорошему интригующе: тема поиска художником своего места в непростом современном мире (дед — краснодеревщик, бабка — модельер) вписывается в сказочный зачин сюжета. И дает благодатную почву для сценографии, которая могла бы превратить спектакль в настоящее художественное пиршество… Но пьеса, к сожалению, дав заявку на творческую природу персонажей, оставляет «на голодном пайке» эту замечательную тему, отведя ей не более десяти минут действия. Не приспособленные к современной жизни художники и их четвероногие домочадцы по сюжету пьесы голодают долго, мучительно и… непонятно зачем.

А далее происходят события, назвать которые сказочными чудесами как-то не

получается, что же касается злободневности… Сюжеты русских сказок упорно сопротивляются объединению в драматургический союз: в беспорядочном фантасмагорическом хороводе кружатся лесные и домашние звери, Колобок, Репка, Курочка-Ряба… Лесные зверушки, «экспроприировав» свежепостиранные бабкины одежки, на радостях устраивают дефиле. Спасаясь от голодного Волка, Колобок притворяется тикающей миной. Из осколков золотой скорлупы вырастает за ночь «русское чудо» (!) — запредельно далекая от стиля спектакля и любой эстетики конструкция-елка, увешанная… (так и хочется сказать: «гамбургерами и киндерсюрпризами») едой, одним словом. Радостно обнимая вожделенные пищевые объекты, герои празднуют финал.

Еще более явные притязания на злободневность демонстрирует спектакль-игра «Петрушка и Витязь»: здесь в свои права вступает популярная ныне драматургия массовых игр…

С потешками-прибаутками выбегают из недр зрительного зала на сцену ряженые — Коза в сарафане, Медведь с шарманкой да петрушечник в ситцевой ширме. У ворот Кукольного города они разыгрывают канонические сюжеты про Петрушку-жениха, про Цыгана, продающего лошадь… Веселье оказывается недолгим: свет меркнет, из-за городских стен показываются когтистые полосатые лапы, а горожане-куклы сообщают о «смене власти». И тут маленьким зрителям предоставляется возможность поучаствовать в истории Кукольного города, стонущего под игом Супостата-Идолища. Ряженые, посредством несложных конкурсов, выбирают из числа зрителей Витязя-защитника, который освободит город с помощью нескольких «артефактов» и под чутким руководством Петрушки. Педагогическая сверхзадача очевидна, углубляться в ее рассмотрение, вероятно, не стоит. Далее — о средствах.

Средства, опять же, вполне хрестоматийны: Медведь, Коза и Петрушка выглядят и ведут себя так, как и должны выглядеть в соответствии со сложившейся фольклорной традицией. Декорация, представляющая собой стены и башни Кукольного города, напоминает стилистику русской иконописи (слегка упрощенную, типизированную), но — в жизнерадостном анилиново-фломастерном колорите. Само кукольное действо выполняет в основном «прикладную» функцию (связка игровых эпизодов), в нем задействованы персонажи из разных спектаклей БТК (Красная Шапочка, Пиф, Боярин и несколько других). Удачны, зрелищны «доспехи» и «оружие», созданные для Витязя (шлем, кольчуга, богатырская палица).

И наступает второе действие, полностью посвященное подвигам новоиспеченного богатыря. Авторы спектакля решили не ограничиваться освещением извечного конфликта добра со злом, а придать сюжету политическую остроту, временами доходящую до абсурда. Над городом повисают зловещие черные транспаранты.

«Любо, братцы, любо с Идолищем жить!» — читает по складам юный Витязь (!). Идолище- Супостат, захватив власть, зомбирует жителей Кукольного города до потери памяти и адекватности поведения. Впрочем, редкие «моменты просветления» у зомбированных кукол дают действию возможность ковылять-двигаться. Вот, например, Красная Шапочка пытается подсунуть Идолищу поднос с бутылкой вина и фруктами, заговорщицким шепотом сообщая залу шекспировское: «Вино отравлено!» (жаль, что маленькие зрители не могут оценить столь «остроумную» цитату). Слабое ощущение надвигающегося безумия достигает кульминации, когда Петрушка хватает бутылку с вином и, сладко причмокивая: «люблю я это…» (!), выпивает смертельную дозу яда, невзирая на протестующий писк зрителей. Всё! На этом месте способность впечатляться у нормального взрослого человека притупляется, дальнейшее видится как в кошмарном тумане.

Но момент долгожданного появления на сцене Идолища становится, бесспорно, самым волнующим. Испуганные возникшим в клубах дыма красочным персонажем, дети визжат и даже плачут… Персонаж, и правда, весьма ярок: кислотно-розовые шаровары и явно монголоидные черты многоликой (буквально) маски в сочетании с огромными пухлыми полосатыми лапами мультяшного Гарфилда скорее смешны своей эклектичностью, но малышам в первых рядах явно не до стилистики…

Традиционно воскресший Петрушка (при активном сотрудничестве Медведя и Козы) осуществляет руководство подвигами, ведет героя к победе, ободряет «тинейджерскими» словечками. Правда, нельзя не заметить, что преобладающая игровая часть спектакля плохо продумана. Связки игровых эпизодов неоправданно затянуты, юный Витязь в полном сказочном вооружении подолгу мается от бездействия в углу сцены. Сами игровые элементы (выманивание Чудища из городских стен, условная битва) вообще не представляют никакого сказочного или спортивного интереса (бросок «волшебного» полена, которое должно «вернуть память» зомбированным жителям города, пожалуй, наиболее «интригующая» часть всей игры). Тем не менее доблестный Витязь побеждает Супостата. Зловещие лозунги улетучиваются, герою вручают контрамарку на все премьеры сезона, артисты выходят на поклон и завершают спектакль веселой русской пляской. Господа! Вы сами-то поняли, что всем этим сказали?

Оба спектакля оставляют чувство какого-то тягостного сожаления… Вроде бы и куклы, и завязка сюжетов, и свет, и музыка заинтриговали, завели в сказочные дебри — и вдруг бросили среди обрывков русского фольклора, недодумок, недоделок… Неужели «опьянение современностью» в процессе создания спектаклей так сильно повлияло на профессионализм и художественный вкус их творцов?

И — самое главное: спектакли обращены к детям-дошкольникам. Каждое слово, каждое впечатление этого возраста остается в эмоциональном и культурном багаже на всю жизнь, влияет на дальнейшую судьбу. Степень ответственности за каждый момент общения с дошколенком — колоссальная, что, как никто другой, обязаны знать и понимать сотрудники театра: педагоги, художники, драматурги. Эти прописные истины, какими бы «несовременными» они ни казались, актуальны, потому что «работают» вне зависимости от политических реалий, социальных проблем, моды и спонсорской поддержки. Правомочно ли, в свете педагогической этики, использовать для знакомства малышей с русской сказкой — драматически безграмотную компиляцию? Для «актуализации» коллизий фольклорного сюжета — примитивные американизмы?

«„Святой источник“ — наш друг и партнер» — гласит надпись на оборотной стороне программки. Еще одна примета современности…

В именном указателе:

• 

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.