Петербургский театральный журнал
Блог «ПТЖ» — это отдельное СМИ, живущее в режиме общероссийской театральной газеты. Когда-то один из создателей журнала Леонид Попов делал в «ПТЖ» раздел «Фигаро» (Фигаро здесь, Фигаро там). Лене Попову мы и посвящаем наш блог.
16+

ХРОНИКА

МОСКВА

Сегодня в столице нельзя поставить спектакль, не освятив его чьим-либо именем — популярным, широко известным или, без ложной скромности, просто великим. Причем в ход идут как покойные знаменитости, так и ныне здравствующие. Это может быть Андрей Миронов (ему посвящена «Женитьба Фигаро» в «Ленкоме», не имеющая ничего общего со спектаклем Театра сатиры), Антон Чехов (в театре его имени ставится теперь исключительно Бернард Слэйд) или Александр Калягин (в театре с туманным названием «Et cetera» он не играет и не ставит, а лишь осуществляет не менее туманное «художественное руководство».

Все эти знаменитости оказываются, по сути дела, в ролях свадебных генералов на празднествах, к которым они не имеют отношения.

Конечно, тут нельзя обойти вниманием и нежную, местами страстную любовь народа к фирменным ярлыкам, и если вы, к примеру, пойдете на «Дядю Ваню» в театр «Et cetera» в надежде увидеть незабываемого Дона Педро из Бразилии, а получите Василия Ланового в роли чеховского Астрова, который рассказывает о своих лесах так, как будто стоит на сцене Кремлевского Дворца Съездов, — тут уж не обессудьте — сами попались. Потому что спектакль поставил — режиссер АСабинин, а играют там — несколько артистов из разных театров, среди которых В. Лановой — Моча-лов и Каратыгин вместе взятые, а сам А. Калягин — просто сказал несколько слов о том, что есть, дескать, такой Петр Иванович Добчинский, и поставил свой автограф на афише и программке.

Но если театр «Et cetera» может позволить себе только небольшую цитату из высказываний «большого человека», то Леонид Трушкин и Театр имени Антона Чехова, имеющий весьма неплохих спонсоров, покупает именитых людей вагонами, не жалея средств. Все артисты, занятые в новом спектакле «Чествование» по пьесе Бернарда Слэйда, оказываются теми же свадебными генералами, которые присутствуют на сцене, позвякивая уже наработанными штампами, как орденами, и удаляются под нескончаемые овации зала.

«Чествование» — мелодрама о стареющем ловеласе, в исполнении А. Ширвиндта, в окружении немолодых, но влюбленных в него дам, которых играют В. Алентова, Л. Голубкина и ТДогилева. Спектакль почти в точности повторяет сюжет фильма «Бабник», только разыгран он на театре, хотя и с помощью того же незамысловатого языка, что и в известной картине. «Чествование» напоминает сборный концерт артистов эстрады, где половина всех штампов приходится на долю Александра Анатольевича, четверть -на долю Михал Михалыча, и еще четверть — на долю всех остальных персонажей. В этом спектакле нет искусства, здесь все — блеф, актерский и режиссерский. На подобных зрелищах зарабатывают деньги, как на перепродаже спирта или продуктов. Л. Трушкин делает бизнес — всем остальным лучше отойти в сторону.

«Уйти в сторону» — вот девиз, пожалуй, самых интересных московских спектаклей последних месяцев. В сторону уходит Михаил Левитин, ставя спектакль по сказке Льюиса Кэррола «Алиса в стране чудес», в сторону уходит Сергей Женовач, ставя в Театре на Малой Бронной комическую оперу 18 века «Мельник — колдун, обманщик и сват». Каждый из режиссеров намеренно избегает заигранных пьес и авторов, знакомых сюжетов и примелькавшихся артистов. В «Алисе» театра «Эрмитаж» играет гитисовский курс М. Левитина — еще ни кому не известные ребята, в «Мельнике» заняты артисты, лиц которых не знает широкая публика. М. Левитин и С. Женовач, не сговариваясь, переносят зрителей подальше от каждодневной суеты: один — в далекую страну детства, другой — в то время, когда сам театр был еще ребенком, наивным и трогательным.

«Алиса» — книжка с чудесными картинками, «Мельник» — музыкальная шкатулка, внутри которой танцуют крошечные фигурки, падает бутафорский снег и вертится мельничное колесо — волшебный городок в табакерке, куда можно попасть только в сладком сна.

Эти спектакли — любовно придуманы и любовно сделаны, в них все рукотворно и каждая деталь — шедевр. Здесь мебель не покупается за валюту — она делается художником, здесь артисты поют и танцуют «вживую», а не играют на трубе под фонограмму, как это делает АШирвиндт в спектакле Л. Трушкина.

Театр Л. Трушкина напоминает корзину с муляжными фруктами — можно восхититься, как красиво сшиты костюмы, как хорошо выглядят В. Алентова и Л. Голубкина, но муляж — всегда пустота за внешней оболочкой, мертвая вещь из папье-маше. В спектаклях М. Левитина и С. Женовача — все по-настоящему, все — взаправду, и, словно в противоположность Л. Трушкину, в финале «Алисы» на сцене появляется маленький зоопарк — кролик, белая мышка и черепаха — живые зверушки в живом спектакле…

Гастроли Большого драматического театра со спектаклем «Под вязами» в постановке Т. Чхеидзе прошли без особого ажиотажа, под энергичные, но сдержанные аплодисменты зрителей.

Отношение москвичей к петербургскому спектаклю можно было бы охарактеризовать одним словом — вежливое отношение. Московские критики, не пускаясь в детальный разбор, сосредоточили" на проблеме обсуждения отсутствия на сцене вязов, тактично обходя отсутствие в спектакле чего-то гораздо более существенного. Публика уважительно выражала одобрение прекрасным декорациям, тактично обходя все остальные элементы спектакля, в том числе и актеров — здесь каждый мог сказать что-нибудь по поводу высокой театральной культуры и несомненного профессионализма.

Зал МХАТа имени Чехова, где проходили гастроли, был полон ровно настолько, чтобы вошедшие по контрамаркам могли рассесться на свободные места и, пожалуй, единственным человеком, которого согнали с места законные владельцы, был не кто иной, как внук ГАТовстоногова, студент РАТИ (бывш. ГИТИС). Он не был в восторге от спектакля.

Одного дня трёхдневных гастролей ТЮЗа им. Брянцева с «Танцклассом» на сцене московского ТЮЗа хватило для того, чтобы по Москве пронёсся слух о гениальном спектакле и потрясающих артистах. На первом представлении зал был наполнен детьми, которые весьма неадекватно реагировали на происходящее на сцене, а в особенности на танго, которое вызывало у них буйные приступы веселья, но уже на второй день гастролей к театру стали подтягиваться всевозможные режиссёры по пластике, за ними последовали отдельные артисты, быстрым шагом прошёл главный режиссёр театра им. Моссовета П. Хомский и вальяжно прошествовал известный критик и завлит МХАТа А Смелянский. На третий день в зрительном зале собралась критическая молодёжь, благодарно смотревшая спектакль, а на следующий день уже резво скрипевшая перьями.

В зале кричали «Браво!», на сцене бисировали, зрители глядели на артистов совершенно влюблёнными глазами.

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.