Петербургский театральный журнал
16+
ПЕРВАЯ ПОЛОСА

ЛЕГЧЕ ПУХА

«Алена в стране чудес».
Бенефис Елены Ложкиной.
Театр на Литейном

Бенефициантка не восседала в роскошном кресле, облаченная в вечернее платье, весь вечер она провела на сцене, и только в конце его заняла свое парадное место за столиком, уже заваленным цветами. И из-за цветов практически не было видно маленькую юбиляршу в полосатых чулках и цветной водолазке, с ногами забравшуюся в большое кресло. В театре на Литейном чествовали бессменную Пеппи — заслуженную артистку России Елену Ложкину. Праздничная программа называлась «Алена в стране чудес», но на самом деле в стране чудес оказались зрители: в этот вечер мы стали свидетелями множества чудесных превращений и сказочных метаморфоз, на наших глазах милая девушка превращалась в не менее симпатичного упыря, мальчик-шут в девочку-балерину, а сварливая бабка в трогательную школьницу. И каких только женских образов не оказалось в творческой копилке Елены Ложкиной: смешные, странные, нежные, дерзкие, ворчливые, но неизменно — очаровательные, с лукавой, бешеной чертовщинкой.

Дарья Васильевна в спектакле «Упырь» — девушка милая и «страдающая безумно», что, впрочем, не мешает ей тараторить взахлеб и смеяться после каждого слова, — ночью появляется перед своим женихом в сорочке двоюродной прапрабабушки и оказывается совсем уже не Дарьей Васильевной, а упырем. Но жених долго не может поверить в свою ошибку, и это понятно, потому что прабабушка-упырь очень симпатична. Хотя двигается она странновато: вприскок, как на шарнирах, угловато, но вместе с тем манерно и женственно, тараторит под стать правнучке и все время очаровательно напевает. Она в самом деле кружит голову, и хочется вслед за одуревшим женихом вторить ей: «парлепапам». В спектакле «Гортензия в Париже» бело-розовая героиня Ложкиной поет детским, мальчишечьим голосом, задорно танцует, а потом — вдруг! — с разбегу делает кувырок на руки партнеру. Говорите — юбилей?!

Неожиданно «ловкая служанка», дерзкая молоденькая насмешница, превращается в старую деву, в остервенелую училку мисс Феллоуз из «Ночи игуаны». Учительница музыки марширует по сцене и сиплым голосом яростно произносит речь в защиту девушек-учительниц, чей летний отдых непоправимо испорчен олухом-гидом. Мисс Феллоуз в исполнении Ложкиной персонаж почти гротесковый, внешне — нечто среднее между попугаем и солдатом срочной службы, но есть в ней и драматизм, мгновениями прорывается нерастраченная женственность. Героиня Елены Ложкиной постепенно старится. Кормилица в «Барышне-крестьянке» «прибавила» не только в возрасте, но заодно обзавелась пышными формами. Мягкая, уютная, сердечная русская женщина, с невыразимым обаянием она демонстрирует объемную грудь, которой вскормила обоих детишек из неполадивших семей. И такая она «своя», родная, добрая и смешная няня, с детства всем знакомая по стихам ее питомца — великого поэта… Совсем другой породы бабка в спектакле «Карамболь». В розовом застиранном халате и старой теплой кофте, она кажется тоже очень знакомой по темным коммунальным коридорам и тесным общим кухням. Это сухая маленькая старушка, в которой неисчерпаемый запас агрессивной энергии и страсть к истерикам — такая современная коммунальная Баба-яга.

После череды женских образов на сцене появляется мальчик. Худой, крохотный, в чулках с обвисшими коленками и огромной шляпе. Гаврош, не выросший, а выпавший из детства, лишенный задора и детского неведения. Мальчик-шут, спутник и посох короля Лира. Шут выкрикивает свое пророчество с отчаянным, страшным весельем, они звучат как обвинение — слова, вырвавшиеся «перед тем как уйти». И он уходит: сдергивает с себя черные тряпки и парик и превращается в рыжеволосую девочку в белом платье.

Эта девочка заглянула на мгновение во взрослого «Короля Лира», должно быть удрав с «Открытого урока», и вернулась обратно, к своим серьезным девчоночьим проблемам. Вот такая Елена Ложкина — школьница в коротком платье с двумя рыжими хвостиками. В наблюдении «В музее» она, косолапя, мерит маленькими шажками картину, стараясь угнаться за папой. В «Дыхании осени» школьница послушно принюхивается, пытаясь уловить это самое дыхание, чтобы не расстраивать папу, но ее поминутно тянет к подружкам, и, к папиному огорчению, к поэтической красоте осени маленькая варварка остается равнодушной. В наблюдении «Расставание» дуэт Е. Ложкиной и А. Жданова — виртуозен. Смешно и упоительно они играют влюбленных школьников, очевидно, младшеклассников, которым надо по домам, но нет сил расстаться. Школьница несколько раз пыталась зайти в подъезд, но, к радости товарища, каждый раз, не утерпев, возвращалась. В третий раз он встречает ее очередное возвращение ликующим криком, а она отвечает протяжным ревом: «Эгоист, меня мама будет ругать!» И тут уж, обидевшись, он вторит подружке таким же ревом. Ситуация становится по-взрослому драматичной. Самыми же громкими овациями наградили школьницу, которая, выпустив из-под пилотки жидкую косую челку на один бок и пририсовав маленькие узнаваемые усики, исполнила дуэтом с одноклассницей к Девятому мая антифашистскую песенку на мотив «Прекрасной маркизы». Во время припева крохотная патриотка подпрыгивала, приговаривая «хайль Гитлер». На протяжении своего показательного выступления школьница беспрерывно флиртовала с красивым и равнодушным старшеклассником, подыгрывавшим малявкам на гитаре. Она и петь, очевидно, вышла только потому, что он аккомпанировал.

А в финале из зала на сцену поднялась рыжая девчонка в полосатых чулках, волоча за собой большой чемодан, и представилась: «Пеппилота-Виктуалина-Рольгардина Длинныйчулок». Настоящая, такая, какой должна быть Пеппи, словно сошедшая со страниц любимой детской книги. Фантазерка, хулиганка, дерзкая, прыгучая, грустная девчонка. И песня ее про то, «как хорошо без мамы и без папы», заканчивается тоскливым вопросом: разве хорошо?.. Печальная Пеппи сиротливо укладывается спать, но ее будит бесшабашным звонким криком «Мама, не горюй!» другая рыжеволосая девчонка в разноцветных чулках. На сцену в танце вылетает вторая Пеппи — дочь актрисы Аня, изумительно похожая на первую, но без грусти. Игра продолжается!

Поздравить Елену Ложкину пришли ее друзья, ее бывшие однокурсники (в большинстве своем актеры театра им. Ленсовета), ее педагоги и режиссеры, в спектаклях которых она сыграла свои лучшие роли. Михаил Левшин пожелал актрисе «всю оставшуюся жизнь играть Пеппи», а Геннадий Тростянецкий в двух словах определил актерскую и человеческую сущность Елены Ложкиной: «Алена — самый легкий человек, она легче пуха»…

В указателе спектаклей:

• 

В именном указателе:

• 

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.