Петербургский театральный журнал
Блог «ПТЖ» — это отдельное СМИ, живущее в режиме общероссийской театральной газеты. Когда-то один из создателей журнала Леонид Попов делал в «ПТЖ» раздел «Фигаро» (Фигаро здесь, Фигаро там). Лене Попову мы и посвящаем наш блог.
16+

«ELECTRIC BARBARELLA»

А. Образцов. «Лиззи». Театр-фестиваль «Балтийский дом».
Режиссер Владимир Тыкке

Ассоциативность мышления столько же помогает в профессии театрального критика, сколько и мешает. Иной раз какая-нибудь ассоциация придет, втемяшится в голову на спектакле, и не избавиться от нее никак. Так случилось и с автором данной статьи на спектакле «Лиззи»: припомнились не обещанные анонсом Пигмалион с Галатеей, а музыкальный клип группы «Duran Duran» на песню «Electric Barbarella». Там музыканты покупали себе робота, механическую девушку-красавицу для выполнения работ по дому и просто для приятного времяпрепровождения. И одевали они ее, и кормили, и чинили, и батарейки меняли. Девушка была милой, только время от времени «зависала», а иногда становилась опасной, когда слишком сильно сжимала в своих объятьях кого-то из участников группы.

«Барбареллу» Балтийского дома зовут Лиззи. «Купили» ее драматург Александр Образцов и режиссер Владимир Тыкке. Приобретение это — отнюдь не новая модель. И вот почему. Тема взаимоотношений человека и машины (робота) в литературе, кино, театре появилась даже раньше, чем сами роботы.

С тех пор человечество не устает тешить себя историями про «живых» и «неживых». Примеров можно привести сколько угодно: фильм 1970-х «Его звали Роберт»; незабвенные «Приключения Электроника»; «Действуй, Маня!» и десятки мультфильмов. Что уж говорить о вечно живых американских «Терминаторах» и «Газонокосильщиках». «Зерно» у всех историй, как правило, одно: столкновение чувств человека и разума машины. Как следствие — переживания, драма одного и (чаще всего) отправка на металлолом другого. По мере совершенствования компьютерных технологий усложняются и сюжеты историй. При этом остается не очень понятным, что актуального видят авторы спектакля «Лиззи» в своем творении.

Некто Р. (А. Дубанов), изобретатель и просто хороший человек, создает модель совершенной женщины — робота Лиззи (М. Мещерякова). Она гармонично существует в своем розовом барби-мирке, отличается умом и сообразительностью и настолько хороша как женщина, что Р. «готов съесть ее без кетчупа и масла». На свою беду Р. приглашает полюбоваться изобретением Друга (К. Анисимов) с внешностью и повадками пижона. Друг, видимо имея некоторые проблемы с женщинами, начинает требовать Лиззи в свое безраздельное пользование. Друзья ссорятся, в Лиззи же происходит волшебная перемена. Подхватив оброненное слово своего создателя, она, как по приказу, убивает Друга. А дальше, как водится, и вовсе выходит из-под контроля, поднимает руку на Р. Из милой куколки Лиззи превращается в циничную механическую стерву. К слову о механизмах: изображение робота на сцене обычно сводится к одеревенелым конечностям и «каменному» лицу. «Непробиваемость» Лиззи—Мещеряковой делает ее похожей скорее на Фросю Бурлакову, чем на суперсовершенную машину. После убийства Друга в ней и вовсе ничего «машинного» не остается. Понятно, что, имея способности к самосовершенствованию, она захотела избавиться от ненужного ей больше Р. Странно, что Р. вдруг разразился нравоучительным монологом, горестно выспрашивая Лиззи, как может она так поступать, и т. п. Развязка ожидаема: Р. удается тайком отыскать пульт (!) и отключить любимую навеки.

Смешного в спектакле немного. Можно, конечно, смеяться над ужимками Друга, словами «простатит» и «пописать», но подобное чувство юмора даровано не каждому зрителю. Драматическая же часть спектакля просто не вызывает доверия. Кому надо сопереживать? Лиззи, которая поначалу разрывалась между привязанностью (?) к Р. и желанием (??) к Другу? Изобретателю Р., который влюбился в своего робота и убил его собственными руками? Обоим мужчинам, которые, видимо, не в состоянии найти себе живых женщин? Любовь человека и машины на уровне предложенного сюжета нежизнеспособна, ее принципиально не может быть — сегодня в это трудно поверить. История «Лиззи» — фантастика середины прошлого века. «Duran Duran» смеялись сами над собой, играя с электронной Барбареллой. Весь их трехминутный клип был ироничной музыкальной шуткой. Какие цели преследует полуторачасовая внежанровая «Лиззи», остается загадкой.

В указателе спектаклей:

• 

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.