Петербургский театральный журнал
Внимание! В номерах журнала и в блоге публикуются совершенно разные тексты!
16+

«БОРИС ГОДУНОВ»

Александринский театр.
Режиссер Арсений Сагальчик

Сагальчик же мужественно следует за художественной логикой поэта, ничего не пропуская, не приглаживая и не спрямляя. Спектакль держится могучим усилием режиссерских мышц. С одной стороны, поражает постановочный размах, многофигурность, огромное количество присутствующих и двигающихся на сцене людей, но, с другой стороны, порою кажется, что можно было уменьшить население пьесы и этим упростить себе задачу — потому что такой махиной слишком сложно управлять, трудно заставить ее работать так, как задумано. <…> Глазами мудрого летописца Пимена увидел трагедию Пушкина Чхеидзе, глазами Юродивого (мужественная работа артиста А.Волгина, несколько часов проводящего на сцене в настоящих веригах) увидел ее Сагальчик. <…> В Александринке актеры не стремятся создавать характеры — на том крошечном отрезке текста, который предоставлен Пушкиным каждому «проходному» лицу, это было бы невозможно. Здесь заняты произнесением текста, донесением мысли.

«Вот наша Русь…» № 18-19

Борис Тищенко. Если у меня есть установка на написание музыки, то мне приходит в голову та или иная тональность. Ну, когда это «Борис» — это проще пареной репы, это «Б», это мое имя. Б — это нота си бемоль, поэтому все, что связано с Борисом, у меня в си бемоль миноре. Когда он постригается, он получает другое имя и другое состояние (вот я мучил Арсения — какое именно), и когда он умирает, я увожу его из си бемоль минора в соль диез мажор — глубокую мягкую потустороннюю тональность. А вот, например, польский акт для меня видится в жестковатой ми мажорной тональности (так я слышу бал у Мнишка — торжественно и зловеще). Что такое ми мажор? Представьте ноты: си, ми, соль диез. Соль диез остается, превращается в ля бемоль, а эти две ноты сдвигаются на полтона вверх и получается до, фа, ля бемоль — и военный эпизод, музыка войны звучит в родственной тональности, в фа миноре. Военная рать несется в фа миноре, а сладострастие, мне кажется, должно выражаться скрипками в ля миноре. И получается арочный тональный план. Потом можно вернуться по кольцу к ми мажору — и все смыкается. И это «кольцо» из тональностей можно крутить — и оно никогда не будет кончаться.

«Все, что связано с Борисом, у меня в си бемоль миноре». № 18-19

В именном указателе:

• 
• 

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.