Петербургский театральный журнал
16+
ПЕРВАЯ ПОЛОСА

«ИГРОК»

Мариинский театр
Режиссер Темур Чхеидзе

Любовь, трагедия любви, проигрыш любви, неосуществимость любви — вот что составляло боль того «Игрока», пронзало чувства. Может, поэтому не получалась сцена рулетки — не выигрыш оборачивался потерей человека, не деньги губили, не богатство, не страх пасть под напором Игры. Уход женщины. Любимой. Новый «Игрок» не пронзает чувств. Для этого героев надо успеть полюбить или понять.Быть готовым к сопереживанию. А любить некого, кроме все того же Алексея Ивановича (все того же В. Галузина), понимать же его становится труднее. <…> Надо ли говорить, что сцена рулетки в этом спектакле более эффектна? Она, наконец, превратилась в кульминационную, как ей и положено. Ибо измененный мизансценически финал уже не о потере любви, а о власти Игры — почти ликующий Алексей под дождем летящих на него купюр — это, конечно, трагедия человеческого провала, но трагедия вполне умозрительная. <…> Второй дубль «Игрока» зафиксировал смену главной темы, вроде бы усложнение театрального языка, вариантность трактовки героев… Но второй дубль — не означает лучший, ибо все лучшее в нем — от первого.

«Игрок» — дубль 2 (к вопросу о типологии возврата). № 11

В указателе спектаклей:

• 

В именном указателе:

• 

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.