Петербургский театральный журнал
Внимание! В номерах журнала и в блоге публикуются совершенно разные тексты!
16+

«ПРЕСТУПЛЕНИЕ И НАКАЗАНИЕ»

ТЮЗ им. А. Брянцева.
Режиссер Григорий Козлов

…вдумчивое вскрытие действенного текста романа — несомненная удача спектакля. Но не отвязаться от ощущения, что болезнь Раскольникова здесь — грипп, а не помутнение сердца, что рассказана увлекательная и завораживающая внутренним напряжением житейская история. Конечно, нынче возможен житейский рассказ об убийстве — все правильно. Но, думаю, Достоевский потому и Достоевский, что горизонтальному течению у него всегда противопоставлена вертикаль экзистенциальной проблемы, и только вместе они образуют крест. <…> Открывая Достоевского «ключами Розы Абрамовны Сироты» (по замечанию одного критика), отмычками глубинного психологического театра, Г.Козлов нашел в знакомом тексте и хрестоматийных ситуациях много свежего, живого. Но по-настоящему, «по-достоевски» выиграл в спектакле Порфирия и Свидригайлова, решенных в жанре психологического гротеска. (Отступая от правил статьи, назову здесь актеров Алексея Девотченко и Дмитрия Бульбу.) Вот когда возникает Идея, съедающая человека, — тут уж не нужно ничего объяснять, разминать, тут — странный блеск актерских глаз и тот сдвиг, которому не нужны обоснования. Всем ходом спектакля Козлов как бы снимает загадки (расшифровывает, обосновывает, оправдывает…). Но магнетически завораживает именно Загадкой Порфирия Петровича и Свидригайлова. Спектакль заканчивается шумом воды, она смывает с наших сердец и сердец героев все темное, как стирает Порфирий с доски написанное там поначалу слово «преступление»… Под очищающими струями мы расстаемся с детьми нашего времени…

Отцы и дети (последние лица русских драм). № 6

Григорий Козлов уловил то, что носится в сегодняшнем воздухе. Когда сюжеты размыкаются, неизбежность давно не синоним судьбы, и процесс самой жизни, во всем его кружащем, пульсирующем, поступательном беззащитном движении (шаг за шагом), не растворяется в глупом горизонтальном течении, а через частность, житейскую суету и прелесть подробности (Бог в детали) восходит к концепции человека, где неповторим состав личности каждого. <…> Я боюсь слов, значение которых кажется слишком возвышенным, но может быть, так, под дождь (а может быть — «под сурдинку») и происходит высвобождение и очищение человеческой души. И тогда полукружие тех, кто на сцене затеплит свечи, сомкнется с полукружием тех, кто в зале. И вас обнимет такой мощный поток общей любви — этот идущий вверх столп, та самая вертикаль (оригинальная идея конца XX века), образующая со всей этой, в сущности, действительно, «житейской историей» животворящий крест. Добрых мыслей. Благих начинаний.

Грамматика любви. № 7

В именном указателе:

• 

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.