Петербургский театральный журнал
16+

МОСКОВСКИЕ СПЕКТАКЛИ

«Игроки — XXI». «Артель артистов»
Режиссер С. Юрский

«А чой-то ты во фраке?». Театр «Школа современной пьесы»
Режиссер И. Райхельгауз

«А чой-то ты во фраке?». Театр «Школа современной пьесы»

«А чой-то ты во фраке?». Театр «Школа современной пьесы»

Петербургский театральный сезон-1992 был открыт в сентябре московскими спектаклями, стопроцентно московскими, в грибоедовском смысле — «на всех московских есть особый отпечаток». На них побывала «вся Москва», и ни о чем столько не говорили и не писали, как об «Игроках-ХХI» и «А чой-то ты во фраке?». Потому что «Игроки-ХХI» — это не только грандиозный провал "гладиаторов первой величины«(как назвал участников спектакля известный московский критик). Это — помимо воли и художественных намерений его создателей — Прощание. Прощание с ушедшей театральной (и не только театральной) эпохой, где нас уже нет и никогда не будет. Они не пишут манифестов. «А чой-то ты во фраке?» — не тот спектакль, который кладут к алтарю святого искусства и оставляют потомкам как творческое завещание. Их спектакль — шутка, прелестная и виртуозная. Но не только это. Шутка с секретом. Фокус спектакля не состоялся бы, пригласи режиссер пусть одаренных, замечательных, но безвестных молодых актеров. Ему понадобились актеры, за которыми тянется невидимый шлейф зрительской памяти. Их театральное прошлое нигде, ни намеком, не оживает на сцене — оно витает над сценическим текстом. Не чувствовать его легкую тень невозможно — нужно быть людьми уж совсем беспамятными.

После бала. № 1.

Он, с честью проживший историю их общей эмиграции, выглядит в «Игроках» странным «человеком ниоткуда», решившим замкнуть себя в четырех стенах реальной и совершенно не увлекающей действительности. Полтораста квадратных метров богатого павильона. Ни ориентиров, ни координат. «Карету мне, карету!»
«Игроки — XXI». «Артель артистов»

«Игроки — XXI». «Артель артистов»

Наверное, нет ничего трагичнее возвращения. Наверное, поэтому не приезжают Бродский и Барышников. Наверное, они правы. Лучше не возвращаться из «прекрасного далека» и не возвращать оттуда нас. Юрский «Игроков» — это, несомненно, тоже наше все: совсем как мы, он растерян, вял, не знает, что делать, уповает на братство и профессионализм. Знакомое, знакомое чувство, знакомые иллюзии. Слишком знакомые, чтобы художественно увлечься ими. Но ведь на самом деле наше все — не в беспомощных реалиях «Игроков», а совсем в другом. Все наше — это то, что с нами. Юрский.

Юрский — это наше все. № 1.

В именном указателе:

• 
• 

В указателе спектаклей:

• 
• 

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.

*