Петербургский театральный журнал
16+

«КАРАНТИН»

1935 год. Нас 22 человека. Мы только что закончили театральный техникум при Ленгостюзе. Собственно, это был единственный курс техникума, руководимый Б. В. Зоном и Т. Г. Сойниковой. Вот эти 22 и стали первоначально ядром труппы театра, открытого 23 марта 1935 года на ул. Желябова в помещении нынешнего театра эстрады.

Театр полюбили, Б. Зон часто ездил в Москву для творческих встреч с К. С. Станиславским. После длительных бесед с ним возвращался переполненный новыми мыслями, идеями, которыми делился с труппой. Новый ТЮЗ стал неистовым проповедником системы К. С. Станиславского.

Три раза в месяц, на гак называемых декадниках, обсуждались творческие вопросы. На них мы читали переводы с английского еще тогда не изданной у нас книги Станиславского «Работа актера над собой».

Наш молодой театр жил своими идеалами, своей верой Это было время истинной студийности.

Наши руководители, да и мы сами настороженно и ревниво относились ко всем, кто мог бы войти в труппу нашего театра извне Б. В. Зон, который брал актеров со стороны с большой осторожностью, придумал занятия по актерскому мастерству именно для актеров с опытом. Это было что-то вроде карантина перед тем, как войти в нашу «обитель».

Режиссерское управление Нового ТЮЗа. Сидят (слева направо): В. П. Честноков, Е. П. Якунина, М. А. Григорьев, Т. Г. Сойникова, С. Н. Митин, Л. В. Шостак. Стоят (слева направо): С. П. Коваль, Е. А. Кертон, Е. М. Некрасова, Б.В. Зон, Л. С. Любашевский-Дэль, В. С. Андрушкевич. Фото из архива Л. Шостака

Режиссерское управление Нового ТЮЗа. Сидят (слева направо): В. П. Честноков, Е. П. Якунина, М. А. Григорьев, Т. Г. Сойникова, С. Н. Митин, Л. В. Шостак. Стоят (слева направо): С. П. Коваль, Е. А. Кертон, Е. М. Некрасова, Б. В. Зон, Л. С. Любашевский-Дэль, В. С. Андрушкевич. Фото из архива Л. Шостака

Борис Вульфович рассказывал, что К. С. Станиславский назначил в свое время во MXAТе «начальником сквозного действия» артиста М. Н. Кедрова.

Вот таким «начальником сквозного действия» в нашем театре был назначен, как «ортодокс» системы Станиславского, Лев Владимирович Шостак. Тут была большая доля шутки, но я должен был смотреть спектакли и следить за сквозным действием ролей. Я тяготел к педагогической деятельности, входил в молодежную режиссерскую группу, и Зон поручил мне вести занятия с вновь взятыми в наш театр актерами, в группе под кодовым названием «Карантин».

Моей задачей было создавать серию упражнений по актерскому мастерству и «обличать» вранье. Всякое, даже простое действие должно б оправдано.

Таким образом оказал в нашем театре, например, замечательный артист Владимир Викторович Усков, который то время работал в Ростове-на-Дону. Уйдя из БДТ, тоскуя по родному Ленинграду, не обретя своего театра, он с и терпением заканчивает театральный сезон в Ростове, мечтая попасть в Новый ТЮЗ, театр, проповедующий, как понял, его религию в искусстве. Но мы-то этого тогда ничего не знали.

Вспоминаю, что этот «лечебно-профилактический» курс был недолог, так как для В. Ускова это были азы, которыи он проходил, учась в театральной студии А. Н. Морозова. Став актером, он одновременно начал заниматься в БДТ им.Горького педагогической деятельностью! Систему Станиславского знал, принял, следовал ей всю жизнь. Но понял я это теперь, когда прочел биографию Ускова. А тогда он добросовестна и даже увлеченно выполнял предлагаемые мной этюды. Taк мы и жили…

В именном указателе:

• 

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.