Петербургский театральный журнал
16+
ПЕРВАЯ ПОЛОСА

ПОЧТА ДУХОВ

РЕАЛЬНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ ПЕРЕПИСКА О РЕАЛЬНОМ ТЕАТРЕ

—— Исходное сообщение ——

От: pptuz

Кому: Марина Дмитревская

Отправлено: 18 июня 2000 г. 10:24

Тема: Ну, здравствуй!

Здравствуй, моя дорогая и ненаглядная Марианна!

Я вернулся.

И теперь, я надеюсь, ты бросишь всех, обманутых обманешь еще раз и вернешься ко мне, я вернулся.

Я вернулся и с нетерпением жду все, все, все о редакции, студентах, Скорочкиной, смысле жизни, усталости и что так жить нельзя, потому что сбываются все желания и невозможно совершить ошибки.

Я вернулся. Мой маршрут — Екатеринбург — Лысьва — Пермь — Чайковский — Пермь — Екатеринбург — Ташкент — Самарканд — Екатеринбург — Челябинск — Москва — Стокгольм — Сандсвел — Москва — Будапешт (Венгрия) — Арад (Румыния) — Сибиу — Клуж — Будапешт — Москва — Екатеринбург — Тобольск — Екатеринбург.

Много спектаклей, тем, сюжетов, и даже хотелось написать, опубликовать, прославиться, но одни впечатления заслоняли другие, новые сменялись новейшими.

Есть тема — «остановившееся время», я видел, как пьесы ставят как пьесы и только. Ужас! Но постепенно темы превратились в байки, а сюжеты в тосты. Вот мои жанры. И с этим уже ничего не поделаешь. Но я все-таки вернулся, хотя кому это интересно, кроме «ПТЖ», которому интересно все по долгу службы и то не подолгу.

Я прочитал журнал № 21. Наряду с хорошим есть и отличное. Много знакомых, но узок круг этих людей крайне.

Я очень соскучился.

Напиши.

Пусть напишут девчонки, если это не противоречит их эстетическим убеждениям.

Алик

* * *

Здравствуй, столь же ненаглядный Аль-берто!

И вот ночь спустилась на город, в котором все мерзнут и простужены, и у Скорочкиной 38,5, а у меня болит горло на почве нашего позавчерашнего празднования номера 21 в составе 50 человеко-единиц, и трудно представить, что, наверное, тебе в Румынии и Тобольске было тепло.

Жизнь невозможно пересказать, тем более такую долгую, тем более — без тебя… Первое время твоего отсутствия я писала тебе про запас, потом моя неверная душа переписывалась со всеми, кого ты знаешь и не знаешь, то есть жизнь изогнулась в разноообразные стороны.

Твою фразу про то, что темы превращаются в байки, а сюжеты в тосты, — напишем на скрижалях!

Алик, про «остановившееся время». За этот сезон я видела спектакли в эстетике от 40-х годов («Село Степанчиково» Р. Кушнарева в Краснодаре), в эстетике начала 60-х (армавирский «Красавец-мужчина» и, скажем, «Дикарь» в Томском ТЮЗе), были явные 70-е («Чайка» Ф. Григорьяна в Томске) и далее — с точной датировкой. Притом устаревший язык как таковой не определяет — живой спектакль или нет. Скажем, «Красавец-мужчина» был беден, непритязателен, но по-своему мил, а эстетически более «современные» спектакли оказывались мертвы. Тогда в чем проблема и что такое «остановившееся время»?

То, о чем ты говоришь (закупоренность в пьесе), я называю провинциализмом. Который равен отсутствию эстетического контекста. А откуда ему браться в Лысьве и Тобольске (хотя в Минусинске у Песегова, кажется, он есть). Объясни хотя бы мне, если не хочешь писать «Записки русского путешественника». Мне правда интересно. И недаром я сватала тебя худруком всех встречавшихся мне на пути театров.

Алик, давай переписываться, мозг усох без тебя, а душа зачерствела.

* * *

Привет, ум, совесть и спесь нашей эпохи, Маринище!

Не писал, потому что загулял. Теперь бросил.

Скучаю.

Про остановившееся время и пьесу как пьесу.

«Творчество — это создание нового». Так сказал мне один старик — режиссер и педагог. Что такое «новое» в исполнительских искусствах и режиссуре? Работая над текстом классической пьесы, режиссеры виденных мной спектаклей каким-то странным образом отключались от сегодняшнего времени и попадали в некое условное театральное время. Время, где все уже произошло и где все уже давно известно. Я сейчас не имею в виду какую-то определенную театральную эстетику, которую можно копировать. Нет. Молодой режиссер и молодой художник, милые люди с сотовой связью, ставят «Банкрота». И все, что можно отнести к понятию «творчество», — это изображение доллара на костюмах героев пьесы. Какие-то общетеатральные купцы, мамушки и липочки, жеманясь и важничая, пересказывают сюжет, который не населен живыми людьми, а значит, не вызывает подлинного интереса и сочувствия.

Спектакль утрачивает связь со временем, его нет, отсутствует то главное, не всегда поддающееся точным формулировкам, но ощущаемое залом, что связывает историю с твоим восприятием сегодняшнего.

Время — основной материал режиссера, связанный с творчеством как таковым.

Передать время, найти его не формальные, а корневые особенности и есть, на мой взгляд, создание НОВОГО.

Здесь можно и искать концы для рассуждений о ремесле и творчестве.

Тема: «Режиссура — как создание старого».

P. S. Написано, но не прочитано.

Целую, Алик.

* * *

Дорогой!

По долгу службы и по любви не могу не выразить тебе восхищения твоими аналитическими способностями. Даже с бодуна твой ум рождает мысли. Даже в отсутствие диалога с великими (твои слова, между прочим).

Теперь смотри.

Когда-то был период, когда «мертвость» спектаклей была обусловлена тем, что они делались по лекалам МХАТа (время остановилось в узаконенной эстетике).

Потом недостаточность жизни восполнялась возможностью копировать разные образцы (помнишь волну «Зорь тихих», срисованных с Любимова — Боровского?). То есть жизни все равно не было, но была имитация эстетического присутствия кого-то, так называемое влияние.

Теперь, когда ориентиры утрачены, свобода объявлена, культура уничтожена, а коммуникации обозначены сотовой связью, спектакли, которые ты видел (я тоже что-то видела), не распахиваются ни в жизнь, ни в эстетику (какую угодно — пусть бы вспомнили хоть что-то!). Поскольку чувство жизни вообще притуплено от усталости, то, казалось мне, возможны эстетические поиски в традиции, а не собственно в жизни, так сказать, искусство для искусства (хотя черт знает — если нет чувства жизни, тут не до традиций!), подражание красоте или что-то в этом роде. Но — увы. Ставят покатые пандусы, покрывают зеленым половиком (жалуясь при этом на бедность), ставят стулья из кафе (опять жалуясь) и изображают усадьбу (это я все про того же «Дикаря» в Томске, поразившего мое воображение).

И вот вопрос: а куда им распахиваться? В какую жизнь в отсутствие оной? В какое время (хотя ты сам недавно произнес, что два раза в сутки даже остановившиеся часы показывают правильное время. И я помню, по какому поводу).

И видел ли ты что живое на своем пути? Или одна некрофилия?

Я в диком цейтноте. Все же, сделав три толстых номера за год, каждый месяц куда-то ездя и пиша, я утратила возможность к первому, второму и третьему.

Ехать больше никуда нет сил, писать тем более. Только письма тебе.

* * *

Живое я видел, и это, как правило, артисты, которые это живое контрабандой проносят на сцену. А таможенник-режиссер их ловит и сажает по законам банальности. Банальность — это то, что заменило эстетику. Азарт воровства (влияния!) у великих заменял собственное освоение жизни, но в этом была даже искренность, и служение, и борьба, и просвещение. Теперь всякий азарт ушел и ставится «как написано» (а как написано?). Банальность — это не усталое мышление от разочарования. Это отсутствие корневых интересов в освоении, понимании времени. А «Дикарь» — вечное желание красивости самым незатратным способом — это навсегда.

ЭСТЕТИКА УМЕРЛА. ВСЯ.

Да и мне нездоровится.

* * *

Привет, Алька! И вот скажи — отличаются ли чем-то виденные тобой спектакли Тобольска, или Лысьвы, или Чайковского (то есть — где не ступала нога человека, то есть меня) от неживых спектаклей больших театров? Ведь ты начал с того, что № 21 стрижет узкий круг российских «вершков», а вот «корешки» глубокой провинции нам неведомы. И это так. Но, приезжая в разные города, я произношу фразу про то, что «провинциализм — понятие не географическое, а эстетическое», как будто в нем не сомневаясь (действительно, заходя в некоторые питерские театры, я теряю чувство пространства и судорожно соображаю — где я, что я…), но, уличенная тобой в незнании истинной театральной географии, хочу разъяснений. Вот откуда черпают эти театры первоначальные сведения о времени, театре, умершей эстетике? Каковы источники? Они что-то видят, слышат, смотрят? Недавно один режиссер привел мне слова актрисы, которой он посоветовал иногда читать. Она сказала ему: «Я боюсь потерять индивидуальность». Режиссер отнесся к этому серьезно. Я — серьезно к режиссеру. Ведь эта мысль бытует и на наших актерско-режиссерских курсах, которые в театр не ходят, а все рождают в аудитории… Провинция начинается здесь — в «ковке» индивидуальности, которая так сильна, что главное потом — страх ее потерять…

М.

* * *

Маринка!

Мое замечание про «вершки и корешки», скорее всего, продиктовано тем, что в журнале мне все знакомы, а в поездке были какие-то новые люди и впечатления. Но в итоге: я столкнулся не с новыми именами, хотя я из них никого не знал, а с какой-то общей тенденцией, и, не найдя отражения этой тенденции в «ПТЖ», я и взял на себя излишнюю смелость упрекнуть тебя. Извини. Но это не снимает вопроса.

Провинциализм — это отсутствие таланта, т. е. творчества, т. е. создания нового. Бывают спектакли, где есть проблемы с ремеслом, но они что-то открывают. А не талантливые спектакли бывают идеальные по ремеслу, но, чаще, в них есть проблема с профессией. У Станиславского я встречал где-то рассуждение об игре детей на сцене — что чаще всего они играют самыми заезженными штампами. Почему? К. С. пишет, что дети усваивают наипростейшее и где-то виденное. В нашей терминологии — «как написано». В театре города Лысьвы работает 9 (девять) режиссеров, это артисты, которые закончили что-то заочно. Я видел спектакли троих. Два спектакля были «как написано»: разыграно по ролям со всеми предсказуемыми по пьесе реакциями. Спектакли вне собственной индивидуальной эстетики. Один — попытка что-то придумать. И в этом «придуманном» все эстетики сегодняшнего дня — клип, подиум с модами, карнавализация и т. д. Режиссуры было много, но вся из телевизора. Но актриса, исполнительница главной роли, знала по-настоящему что-то про свою героиню, и за ней интересно было следить. Она рассказывала свою историю, и в ней было и новое, и вечное, потому что знала, о чем речь.

Проблема «боюсь потерять индивидуальность» мне очень хорошо знакома. Н. Коляда, обучая свой первый выпуск драматургов, берег их индивидуальность, в результате они не могли написать елочного представления.

Ответ прост: профессия плюс индивидуальность. А тенденция — известная.

Я очень скучаю, пиши чаще.

Алик

* * *

Сам не пишешь, а мне советуешь! Лето, мозги — как подушка. Авторы «ПТЖ» заполняют анкету по итогам сезона, я в их числе. И знаешь, что получается? В графе «Лучшие спектакли сезона» первой строкой хочется написать не петербургские премьеры нынешнего сезона, а те, что собрались по России (екатеринбургская «Феврония» Праудина, краснодарская «И вновь цветет акация…» Цейтлина, омское «Происшествие, которого никто не заметил» Петрова, томская «Лаборатория любви» Пахомова, самарский «Буратино» Цхвиравы, краснодарская «Датская история» Шапиро).

А что бы ты написал в этой графе, невзирая на середину лета и отсутствие великих собеседников?

Целую. Пиши срочно, я хочу уже отдыхать! М.

* * *

Марин, я помню, в школе у нас была такая картинка или наглядная агитация, может быть, в общем, на ватмане гуашью было красиво нарисовано, как отличники летят на самолете (список вставлялся в прорезанные уголки), четверочники едут поездом (плацкарт? купе? СВ?), троечники на машине, двоечники на телеге, и все это замыкал одинокий пешеход — очарованный странник.

В графе «Лучший», рядом с самолетом СУ-15 мы приклеим зеркальце и тему закроем.

Сезон закончился — остались разнообразные театральные впечатления, и самое странное из них — что театр все еще жив, жив как впечатление. Прости за пафос, но, как говорит Н. С. Скороход, «в театре без пафоса нельзя».

***

Снимая пафос, Алька, замечу — как изменился твой тон в процессе переписки о реальном театре! Ты стал раздражен. Давай действительно поставим точку и будем переписываться только о личном.

О смысле жизни, девчонках-студентках и о том, что совершить ошибку невозможно, потому что «бойтесь своих желаний — они сбываются»!

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.

*