Петербургский театральный журнал
16+
ПЕРВАЯ ПОЛОСА

ХРОНИКА

ДЕТИ ПРИРОДЫ

«Борьба за огонь» (по роману Ж. Рони-старшего). 2 курс актеров театра кукол СПГАТИ (руководитель курса С. Д. Черкасский).
Режиссеры Сергей Черкасский, Эрдэни Жалцанов, Баярма Жалцанова

Стремительные горные реки и величавые озера омывают земли Бурятии. Все здесь огромно: небо, тайга, степь, Байкал. Здесь, на этих беспредельных просторах, человек ощущает себя не покорителем Природы, а ее слугой, песчинкой, неотделимой от великой и могущественной Матери. Кажется, что тут ничего не изменилось за многие сотни лет и что именно в этом месте обитали люди племени уламров, исчезнувшего 800 лет назад.

Но ничто не исчезает бесследно, и даже зерно, умирая, приносит «много плода». Уламры возродились из праха и пыли и воскресли на учебной сцене театрального института.

«Дети Природы» — так на Моховой называют русско-бурятскую студию «Улигер» под руководством С. Д. Черкасского. На курсе учатся не только буряты, но и русские. Но Эрдэни и Баярма Жалцановы стерли национальные грани и превратили всех в людей племени уламров.

Многие из нас зачитывались романом Жозефа Анри Рони-старшего наравне с творениями Фенимора Купера и Жюля Верна. «Борьба за огонь» — воспоминания детства, история битвы первобытных людей с природой за право быть равныи с ней; первые шаги на тяжелой дороге цивилизации.

Спектакль соткан из звуков. Он возникает из них.

Звучания хомуса — протяжны и приглушенны, они словно разрывают время и диктуют правила игры, начиная какой-то мистический обряд, непонятный нам, людям ХХI века. Музыка, рожденная диковинным оркестром, — первобытная, девственная, простая. Звуки этого оркестра — звуки Природы. Африканская труба, сходная с полым стволом дерева, — приветствие мамонта; корейский и индийский барабаны — топот зубров, спешащих на водопой; бурятский бубен — звон горной речки. Зов самки невиданного животного — в голосе японской дудки-шанухачи (в этом слове — порыв ветра, играющего в расщелинах скал).

Инструменты, обрывки шкур — все это словно из тех отдаленных времен, когда люди рисковали жизнью ежеминутно, для того чтобы жить. Обряд, частью которого стал бурятский фольклор, древний и мистический, завораживает своим ритмом, то захватывающе стремительным, то размеренно-плавным. Песня прекрасной Эхе (Долгор Будожапова) чиста, наивна и в то же время сложна, как узор, который создает солнце, пробиваясь сквозь ветви и густую листву.

«Сколько радостей дарил Огонь людям!» Огонь — это тайна, божество, чудо. Уламры поклоняются его спасительному теплу. В танце движения раскованны, люди владеют великим чудом — Огнем. И ничто не омрачает непритязательную жизнь уламров. Песни, пляски вокруг костра, состязания составляют их уклад. Но вот Эхе устраивает соревнование на звание сильнейшего. Два воина борются за право сразиться с медведем. В этом обряде будут участвовать не только самые сильные, но и самые ловкие. Двое — гибкий, постоянно готовый к прыжку Нао (Алексей Мельник) и словно прижимающийся к земле Аго (Джаргал Ладоев), одновременно схватившие копье, брошенное Эхе, — завоевывают это право. И сильнейшим становится Нао. Ему, а не Аго подарит молчаливая Гамла (Сэсэгма Долгоржапова) амулет и свою благосклонность. Но Аго не сможет простить своего поражения и убьет священную оленицу, мать племени Эхе. И проклятье обрушится на головы беззащитных уламров. Кровавой лентой отчеркнет оно счастливую жизнь под защитой огня от новых опасностей.

«И вот Огонь уламров умер!»

Испуганные люди мчатся в непроглядной тьме, и только желтый свет луны указывает дорогу. Прожектор выхватывает из темноты лишь искаженные страхом лица. А вокруг мрак. И все труднее бежать, деревья ветками-руками задерживают бег. Природа живая, поэтому естественно выглядит мгновенное превращение уламра в дерево, которое затрудняет путь другому уламру. Лес превращается в болото, которое становится непреодолимым препятствием. Болото у самых ног, протянулось серо-зеленой материей. Болото вокруг. Твердые доски сцены кажутся зыбкими и ненастоящими. Болото выхватывает людей из небольшой кучки оставшихся в живых уламров и засасывает в свою смертельную трясину. И рвутся на помощь соплеменники, но Болото сильнее, оно неумолимо тянет к себе жертву, и вот уже только ладонь видна на поверхности, ладонь, ищущая помощи, но и она исчезает в темном зеве Природы, который на сцене обозначен простой кулисой.

Кто-то должен вернуть Огонь людям племени. Все усилия шамана (Александр Балсанов) бесплодны. Ему не помогает шаманский танец с бубном. И как только восходит «цесон», вождь племени Фаум (Евгений Моисеенко) сдержанно и беспристрастно окидывает все понимающим взглядом свое племя и вызывает добровольца, того, кто должен спасти племя от гибели. И, бесспорно, им становится сильнейший воин — Нао. Он и два друга, лукавый Сай (Дымбрыл Улзутуев) и простодушный Топ (Арсалан Бидагаров), отправляются на поиски Огня. Но вслед за ними пускается и Аго, чья зависть и злость сильнее, чем мысль о благополучии племени.

На пути Нао ждет немало препятствий: дикие животные, реки, тоннели, ненастья. Не выстраивая на сцене сложных конструктивных декораций, обходясь минимумом реквизита, улигеровцы находят интересные и неприхотливые решения. И никто из сидящих в зрительном зале не воспротивится тому, что огонь — это алые ленточки или играющие руки, что болото и река — это всего лишь материя, преграждающая дорогу путешественникам.

Знакомство с племенем людоедов-кзаммов окончится трагично — погибнет Сай, но встреча с обаятельными амазонками принесет утешение. Конечно, Нао придется заплатить за Огонь. Амазонки во главе с бабушкой-предводительницей (Оксана Содномова) разыграют право насладиться мужчиной и подарят ему секрет, как человек может сам добывать Огонь. И чудо окажется простым выбиванием искры со смешным приговором «нунга-нунга хац-хац». Но Нао пока далек от понимания простых истин. С горящей головней он убегает от сладострастных воительниц, утомленный, но счастливый. И кажется, что спасение племени в его руках, но мстительный Аго не дает друзьям насладиться победой. В драке с этим смертельно опасным противником погибает наивный Топ, поверивший нехитрой приманке Аго, поспешивший на его зов. Он подошел к кулисе и вдруг как-то неестественно вытянулся. Какая-то страшная сила оторвала его от земли, и вот уже на его месте коварный Аго. В этой схватке мог погибнуть и Нао, но между ними встает Гамла, словно выросшая из пламени. Танец пламени в точности повторяет движения Нао. Гамла спасает его от гибели, но не спасает Огонь, который похищает Аго.

И снова мрак обступил Нао. Только желтый свет луны освещает его путь. Куда идти, когда погибли друзья, когда у него отняли даже Гамлу, которая достанется тому, кто принесет Огонь? Но Сай является ему из потустороннего мира, чтобы своей веселой песней поддержать друга, а Эхе — чтобы напомнить о секрете амазонок. Чудесным образом скатываются под ноги Нао камушки, чтобы он смог выбить маленькую искру и увидеть пламя, а значит, обрести надежду. Без чуда нельзя. И Нао свято верит в то, что без магических слов «нунга-нунга хац-хац» он не увидит маленького теплого язычка пламени.

Весь спектакль, который и спектаклем-то назвать трудно, а скорее фантазией обряда, построен на удивительно наивных и простых приемах, которые тем не менее поразительно точно передают атмосферу первозданного мироощущения, жизни, полной опасности. Все просто и понятно, но очень точно и правдиво, так как максимально приближено к первобытному, детскому сознанию. Это игра, но игра с оптимальной верой в происходящее, с полным доверием к играющим и наблюдающим за игрой.

Дети Природы, дети Бурятии и России соединились, чтобы воскресить уламров и напомнить нам простые истины, рассказать сказку о добре и зле.

В указателе спектаклей:

• 

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.

*