Петербургский театральный журнал
Блог «ПТЖ» — это отдельное СМИ, живущее в режиме общероссийской театральной газеты. Когда-то один из создателей журнала Леонид Попов делал в «ПТЖ» раздел «Фигаро» (Фигаро здесь, Фигаро там). Лене Попову мы и посвящаем наш блог.
16+

ПЕТЕРБУРГСКАЯ ПЕРСПЕКТИВА

КНИГА ЖИЗНИ

Б. О. Костелянец. Cвобода и зло: самоочищение и пресечение зла силой. СПб., 1999.
Б. О. Костелянец. Карельский фронт. 1943 г.
Фото из архива автора

Б. О. Костелянец. Карельский фронт. 1943 г. Фото из архива автора

Борис Осипович Костелянец преподавал у нас в Театральном институте на Моховой теорию драмы. Каюсь: по юности, этот предмет казался мне прекраснодушным довеском к и без того легкомысленному театроведческому образованию.

Правда, на его лекции мы приходили исправно. От учителя шло такое сияние, а за его рассуждениями стояло такое драматическое напряжение мысли, что пропустить его лекции было невозможно. Кроме того, мы откуда-то знали: Костелянец прошел войну с «Гамлетом» в солдатском вещмешке. Вполне возможно, это была лишь красивая легенда, но нам, уныло сдававшим зачеты по научному атеизму и истории КПСС, эта легенда была жизненно необходима.

Проходит время. Научный атеизм в учебном расписании заменен на историю религии, а уроки Бориса Осиповича «дозревают» в нас. Начинаешь понимать, что зачет по теории драмы ты сдаешь, в сущности, всю жизнь. Открывая нам строение драмы, анализируя — упорно и вдохновенно — все ее тайные и явные переходы, драматические коллизии и катастрофы, трагические прозрения и узнавания, косвенные встречи и явные невстречи, — Костелянец учил нас читать Книгу жизни, постигать ее скрытый смысл, перелистывая страницу за страницей — ничего не пропускать, не бояться глядеть вглубь с обрыва и не лететь к финалу — успеется.

Сегодня, к концу века, на сцене появилось множество Гамлетов. Целый рой мстительных и нервных юношей с кинжалами, отвертками, рапирами в руках… Много званых, мало избранных. Самозванцы, превратившие замок датских королей в проходной двор, пьющие гибельную чашу с отравленным вином, словно «пепси»…Между тем стоит взглянуть на военную фотокарточку Костелянца — и обмереть, и вздрогнуть, и вспомнить блоковское: «Я Гамлет. Холодеет кровь». Этот портрет не даст солгать: молодой человек, глядящий на нас из далекой зимы 1939, с Карельского фронта, непостижимым образом похож на Александра Блока (который, как известно, играл принца датского в дачном спектакле). Но самое главное: вот Гамлет, подлинный принц духа, попавший в трагический мир.

Борис Осипович не устрашился взглянуть своему веку в лицо и написать все свои книги. «Мир поэзии драматической» открыл ему свои чугунные ворота: не филологические штудии, не гаммы, не гимнастика для литературоведческого ума, но — бесценный опыт прочтения шедевров мировой драматургии и вместе с тем — той драмы, которую мы каждый день проживаем сообща и поодиночке.

Я смотрю на военную фотокарточку и, ей Богу, не знаю, что там у него за спиной: крылья? (но ангелом на войне — «быть или не быть?») или все-таки пьеса Шекспира в вещмешке? Он учил нас, что все наши победы, равно как и поражения — всегда с нами. Он одержал очередную свою победу. Вышла в свет его новая книга. Опыт прочтения «Короля Лира» под названием «Свобода и зло: самоочищение и пресечение зла силой».

Он прошел вместе с Лиром его путь, за пядью пядь, путь от тронного зала до дуврской тюрьмы, очищаясь от зла, становясь особенным человеком, устанавливающим подлинную связь с миром и людьми. Он написал о кризисе ренессансного гуманизма, «когда все резче обнажалась противоречивая природа провозглашенной им свободы». Сегодня, когда терпит кризис за кризисом уже не ренессансный гуманизм, а тот, последний, который непостижимым образом и вопреки всему задержался в мире, и человеческая душа, кажется, уже не в состоянии пережить масштабы творимого в мире зла, — Костелянец, вчитываясь в Шекспира, объясняет: ход мрачных событий не отменяет ни глубинной сущности человеческого бытия, ни любви человека к человеку, трогательной и исцеляющей, как любовь Корделии к отцу. Вооруженный лишь филологией, искусством медленного чтения, — ни шпаги! ни кинжала! ни автомата Калашникова! — Костелянец бросает вызов существующему миропорядку, дурной, негативной свободе, чреватой разрушительным злом.Кризис ренессансного гуманизма он рифмует с острейшими противоречиями нашей эпохи — и мужественно не отводит взгляда.Как тот старик, что после дворца попал в степь, в великую бурю, в темную ночь, которая не пощадит ни конного, ни пешего.

Мне бесконечно жаль, что Борис Осипович больше не читает лекции по теории драмы и мои студенты в Театральной академии лишены такого учителя, как он. Но дело небезнадежно: они прочтут его книги, и, даст им Бог, обратят «глаза зрачками в душу».

Май 1999г.

В именном указателе:

• 

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.