Петербургский театральный журнал
Блог «ПТЖ» — это отдельное СМИ, живущее в режиме общероссийской театральной газеты. Когда-то один из создателей журнала Леонид Попов делал в «ПТЖ» раздел «Фигаро» (Фигаро здесь, Фигаро там). Лене Попову мы и посвящаем наш блог.
16+

ПЕТЕРБУРГСКАЯ ПЕРСПЕКТИВА

ВЛАДИМИР ПОНОМАРЁВ

Этот человек вырезал население нескольких усадеб. По его приказанию в пропасть были сброшены десятки женщин. Он — предводитель воинственного (итальянского) семейного клана. Впрочем, по другим сведениям он проходит как «глава религиозной индусской секты». Но не ищите его фамилию в милицейских сводках и в газетных «Вестях из прокуратуры», его лицо не мелькает в тележурналах криминальной хроники и в репортажах из зала суда. В обыденной жизни этот человек не напоминает маньяка. От правосудия не скрывается и занимается своей «деятельностью» вполне легально и на законных основаниях. Более того, он примерный семьянин и пользуется уважением коллектива.

В. Пономарёв.
Фото Ю. Ларионовой

В. Пономарёв. Фото Ю. Ларионовой

Имя его широко известно в узком профессиональном кругу, оно постоянно значится в самых первых строчках афиш Мариинского театра. Солист балетной труппы Мариинского театра, он, тем не менее, не вертит пируэтов, не срывает аплодисментов за вольные полеты над прославленной сценой. Владимир Пономарев — ведущий исполнитель пантомимных ролей. В его репертуаре — хан Гирей («Бахчисарайский фонтан»), Великий Брамин («Баядерка»), синьор Капулетти («Ромео и Джульетта»), Дон Кихот, Флорестан XIV («Спящая красавица»), Герцог («Жизель»).

О героях Владимира Пономарева современные виртуозы с презрением отзываются: «пешеходы». И отчасти они правы: научно-технический прогресс, кажется, не затронул жизнь и судьбу этих персонажей. В то время как в современном балете счет техническим трудностям идет десятками, уже никто не удивляется 32 фуэте, 16 гранд пируэтам, двойным оборотам в воздухе, Владимиром Пономаревым в лице всех этих Гиреев, Браминов, Капулетти, блюдется чистота жанра достославной «матушки-пантомимы».

И действительно, трудно представить себе синьора Капулетти, пересекающего сцену в кабриолях, Великого Брамина, прочерчивающего в воздухе параболы, Гирея, щеголяющего двойными и тройными пируэтами… В тот момент, когда премьер в очередной раз собирает свою долю аплодисментов, они кажутся вынесенными на обочину жизни: сидят себе тихонечко на скамеечке в красивых одеждах и «не мешают людям работать». Но как только «показ личных технических достижений» прекращается и премьеру следует разъяснить дальнейший сюжет с помощью рук и мимики, вот тут-то всесильный виртуоз тушуется перед профессором танцевальной пантомимы, которым и предстает во всем блеске Владимир Пономарев.

В. Пономарёв
(Великий Брагин).
«Баядерка».
Фото Н. Разиной

В. Пономарёв (Великий Брагин). «Баядерка». Фото Н. Разиной

Все достижения технической мысли в изложении большинства современных танцоров подчас кажутся малозначительными перед всемогуществом пластики Пономарева, который способен минимальными средствами выразить многое: скорбь, гнев, страх, ненависть, радость. Может, его игра покажется кому-то намеренно аффектированной, преувеличенно театральной, но именно она восполняет в спектакле тот недостаток культуры условного жеста, который, увы, присущ некоторым «автомобилистам» от балета.

Пономарев — артист «высокого» стиля. Этому определению он соответствует не только внешне (высокий, статный, с классическими пропорциями; выразительные запоминающиеся черты лица). Приметы «высокого стиля», издавна культивируемые на петербургской сцене, выявлены в исполнительской манере Пономарева со всей полнотой. Его сценическое поведение — безупречно, манеры — изысканны, отношения с партнерами по спектаклю (зачастую, увы, без взаимности!) проникнуты уважением и почтением.

Герои Пономарева — аристократы по духу, независимо от того, кем является артист в своем очередном воплощении: необузданным татарским ханом или фанатиком-Брамином, вальяжным королем или нищим рыцарем, могучим патрицием или непреклонным Карениным (кстати, его Каренин был единственным, кто по-настоящему запомнился в незадачливом спектакле Анджея Проковского).

Мироощущение его героев глобально, они кажутся символами, и в то же время у каждого прочитывается своя биография. Так, в «Жизели», в проходном моменте, когда Альберт предстает перед Герцогом, невестой и свитой в одежде крестьянина, Герцог Владимира Пономарева не удивляется проказам будущего зятя, и тем более не возмущается, а, понимающе улыбнувшись, лихо подкручивает ус…

И именно на спектаклях Владимира Пономарева становится понятной балетная иерархия времен Шарля Дидло, когда высшее место в «табели о рангах» занимали «первые пантомимные актеры».

А на распространенный, в общем-то, вопрос: «Кто ваш любимый актер?» нетрудно ответить: «Владимир Пономарев». Строго говоря, он — единственный актер…

Июнь 1999 г.

В именном указателе:

• 

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.